<< Главная страница

Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов



При московских рынках (не при всех) есть небольшие гостини­цы. Не то что второразрядное - десятиразрядное пристанище для тех, кто привез товара не на один день.
И вот с утра в коридоре такой гостиницы появляются трое здоровых парней и четвертый, тоже не хилый, которого назовем по фамилии, поскольку он будет фигурировать в последующих событиях; это Шишкин.
Парни деликатно стучат в номер.
- Входите, не заперто, - доносится мужской голос.
Компания входит, затворяя за собой дверь, и в номере с места в карьер завязывается потасовка.
- Да вы что?!
- А вот что! Счас поймешь!
- За что, ребята?..
Пожилая женщина опрометью кидается прочь. Выбегает из подъезда, суматошно дует в милицейский свисток, кричит в прос­транство:
- Помогите! Люди добрые, помогите!
Немногочисленные "добрые люди", приостановившись, глазе­ют издали.
Спугнутые свистком, вываливаются те четверо, видят, что свистит всего-навсего дежурная, испуганно умолкшая при их появлении.
- Поймала, мамаша! - усмехается Шишкин. - Держи-хватай! - И парни неторопливо направляются к стоящему неподалеку "Москвичу". Шишкин вразвалку шагает последним.
Набравшись храбрости, дежурная пускает еще одну дрожащую трель. Шишкин раздраженно оглядывается, и ненароком оказав­шийся поблизости Томин успевает его перехватить.
- Чего лезешь не в свое... - начинает Шишкин, но осекается при виде удостоверения.
А парни, собравшиеся было на выручку, пушечно хлопают дверцами, и "Москвич" рвет с места. Томин, проводив взглядом заляпанный грязью номер, поворачивается к Шишкину.
- МУР, значит? - не слишком испуганно произносит тот. - Тогда, конечно, в своем праве. С МУРом кто спорит...
- Что тут?
- Ничего особенного...
- Ничего особенного, да? - восклицает дежурная. - Ни за что ни про что кинулись человека бить!
- Мамаша, побереги нервы.
- Заявились в гостиницу... слышу крики...
- Пошли, - командует Томин, перехватывая руку Шишкина повыше локтя.
Дурацкий характер: на кой шут старшему инспектору зани­маться разбирательством драки, да еще в выходной? Но автома­тика срабатывает - что называется, не проходите мимо. Знал бы он, сколько неприятностей навлечет на свою голову!

* * *

В отделении милиции, куда доставлены Шишкин и побитый Панко, взъерошенный, со ссадиной на скуле, Томин ведет разби­рательство с участием дежурного милиционера.
- Спекулянт, товарищ майор! - возмущается Шишкин. - Дерет с рабочего человека без зазрения совести!
- Я сам рабочий человек! - срывается на крик Панко.
- Нет, вы поглядите, а? Ворюга он, вот кто!
- Давайте поконкретней.
- Вполне конкретно. Я даю пятьдесят одной бумажкой. Он отходит якобы разменять. Возвращается и сует сдачи восемнад­цать рэ.
- Не слушайте, вранье!
- Погодите, товарищ, - останавливает Панко дежурный. - Надо по очереди.
- Да ты уж помолчи, барыга, - подхватывает Шишкин. - Я ему это, говорю, что? Где остальные деньги? Отваливай, говорит, не заслоняй товар. Я - культурно между прочим - забирай, говорю, свою черешню, чтоб те подавиться. Давай полста назад. А ты ж, говорит, четвертной давал. Представляете, товарищ майор? Заткнись, мол, и отваливай по-тихому. И смотрю - верите, нет? - справа-слева уже группируются. Сподвижники в халатах. За мои же трудовые еще вывеску, гляди, попортят. Чего будешь делать, товарищ майор. Дал задний ход...
Панко от негодования утратил дар речи.
- Кто-нибудь видел, какой купюрой вы платили? - интересу­ется Томин.
- А как же. Старушка как раз приценялась, все видела!
- Может подтвердить?
- Где ее на рынке сыщешь? Небось с испугу от ихних цен ноги в руки. Нет у меня свидетелей, чтоб официально его притянуть. Но снести не могу. Это ж издевательство, товарищ майор, пра­вильно? Ну и позвал своих ребят. И весь сюжет... По справедли­вости не со мной надо разбираться, а с этой спекулянтской рожей. По семь рубликов за килограмм, а? С ума можно спятить!
Цифра производит неблагоприятное впечатление. (Напоми­наем, читатель, иные времена, иные мерки.)
- Да-а, частный сектор... - кривится дежурный.
- Скажешь, опять вру? - вдохновленный невольной поддерж­кой вопрошает Шишкин. - Подлюга!
- Что происходит?! Кого хулигански избили?! Теперь при вас оскорбляют, а вы потакаете? - орет Панко.
- Я в получку семьдесят несу, - наседает Шишкин, - семьде­сят! А он их из столицы чемодан попрет, кровосос!
- Можно поспокойнее? - прерывает его Томин. - И вы тоже, - оборачивается он к Панко. Снова Шишкину: - Значит, доку­ментов никаких при себе?
- Не в загс шел, чтобы с паспортом.
- Данные проверим по адресному, - говорит дежурный и кивает помощнику, сидящему за перегородкой. - Проводи граж­данина, пусть обождет.
- Теперь с вами, - продолжает дежурный, когда Шишкина увели. - Стало быть, со вчерашнего дня торгуете черешней. По семь рублей за килограмм.
- Это к делу не относится. Почем да сколько - забота моя!
- Бывает, и наша, гражданин Панко. Бывает. Вы родом-то с-под Курска?
- В паспорте написано.
- Место работы?
- Изучайте, пожалуйста, - Панко извлекает справку, разгла­живает и кладет на стол. - У меня отгулов пять дней. Меня кооператив выделил ехать...
- Справок этих мы видели-перевидели. На базаре у всех справ­ки. Пачками.
- А что если мы сейчас свяжемся с Курском? - заглянув в справку, спрашивает Томин, испытующе глядя на Панко.

* * *

Знаменский идет по коридору учреждения, где во всей атмос­фере чувствуется солидность: на полу ковровая дорожка, двери кабинетов на порядочном расстоянии одна от другой. Знаменс­кий открывает ту, где на табличке значится: "Заместитель пред­седателя Комитета народного контроля".
Секретарша отрывается от машинки.
- Пожалуйста, Петр Никифорович у себя.
Через двойные двери с тамбуром Знаменский входит в кабинет.
Петр Никифорович встает, здоровается, приглашает сесть и сам садится уже не за письменный стол, а напротив Пал Палыча в кресло. Передвигает телефон, чтобы можно было дотянуться.
Дальнейший разговор то и дело прерывается звонками, и каждый раз зампред извиняется, прежде чем снять трубку. С Пал Палычем он приветлив и прост, но это простота крупного руководите­ля, в повадке и интонациях ощущается огромная власть, которой он обладает.
- Начальство вам объяснило причину?
- Да, Петр Никифорович.
- Не возражаете поработать с нами? - Вопрос шутливый, ответа не требует, да зампред его и не ждет, а обменивается с собеседником беглой улыбкой. - Время от времени мы включаем следователей в наши комиссии. Как юристов - на правах осталь­ных проверяющих. Вашей базой заведует, - зампред бросает взгляд на записи, - Чугунникова Антонина Михайловна. Для начала попрошу взять на себя две задачи. Первая - сомнитель­ный эпизод с исчезновением трех вагонов овощей.
Его прерывает телефонный звонок.
- Извините. Да?.. А вы держитесь четко: нам нужны не эмо­ции, а объяснения. Другой позиции не будет. Всего доброго... И второе, что важно для оценки дел на базах вообще, - продолжает зампред тем же тоном, что и прежде, мгновенно вернувшись к теме разговора со Знаменским. - Есть люди, которые создают трудности, чтобы их преодолевать. Мне бы хотелось... Телефонный звонок.
- Извините. Да?.. Поддержу, с удовольствием... Давай... Что у овощников есть трудности - понятно. Но вы должны разобрать­ся; изживаются эти трудности или, напротив, их холят и лелеют, чтобы ими прикрыть недостатки в работе. А возможно, и злоу­потребления.
- Все понял, Петр Никифорович.
- Когда приступите?
- Прибыл в ваше распоряжение десять минут назад.

* * *

Тем временем продолжается разбор драки в отделении мили­ции. Томин, только что разговаривавший с предприятием Панко, кладет трубку, слегка сконфуженный.
- Теперь убедились? - Панко успокоился.
- Убедился... Садовый кооператив действительно поручил Панко реализовать ягоду на рынке, - говорит Томин дежурному. - Собираются на вырученные деньги коллективную теплицу строить.
- Во-он... Выходит, обознались... Ну, извиняемся, бывает.
- Да, товарищи милиция. Против частного сектора у всех предубеждение! А почему, я спрошу? Что мы у кого отнимаем! Только даем. Из ничего чего делаем. На нашем вот месте одни кочки росли. А теперь сады? Плохо?
- Отчего же. Хорошо, - вынужден согласиться дежурный.
- А рядом, между прочим, деревня запустела! - возбуждается Панко. - Мы землю окультуриваем. Что вырастет - все польза. Либо сами съедим заместо магазинного, либо кто-то тоже на доброе здоровье съест.
- Есть опасность такая - рецидив психологии, - входит во вкус беседы дежурный.
- Это понятно - рецидива мы боимся. А что люди от земли отвыкают - не боимся! Иные как живут: отработал и загорает на природе, магазинную картошку на костре печет, колбаской из гастронома закусывает. После него - кострище да битые бутыл­ки. Я бы этих дачников... По мне, если есть какой клочок - хоть грядку, да вскопай, чем небо коптить! Но я за лопату - а общество уже, пожалуйста, косо смотрит!
- Ну, это прошло. Копайте. Все "за". Против, когда больно уж наживу качают.
- Опять поспорю. Вникнуть - откуда нажива?
- От продажи излишков.
- Так. А откуда излишки?! Работал больше - вот откуда! А кто те излишки съел? Империалисты?
- При чем империалисты?
- Именно что свои съели, советские. Теперь - зашуршал лишний рубль. Куда он денется? В магазин снесут. Рояль ли купят, насос для колодца - все одно государству отдадут. Так?
- Да вроде и так... А какая деревня-то запустела? По назва­нию?
- Орловка деревня.
- Я ведь тоже с-под Курска, - со смущением произносит дежурный. - Да... Одно скажу - цена у вас немилосердная.
- Цена дорогая, это да, - вздыхает Панко. - Но у совхозов себестоимость - своя, у нас - своя. Мы же все руками. Да еще не умеем. Тяпки пудовые. Или навоз, скажем, - где он? Помощь нужна, товарищи. Может, частник-то сейчас новую форму жизни создает: умственный труд с физическим. Как, товарищ майор? - обращается он к Томину.
- Я не философ, я сыщик. И как сыщика меня интересует, за что вас били. Обознаться могли?
- Н-нет. Я один на рынке с черешней стоял.
- Пятьдесят рублей, я понимаю, это выдумка. Однако что-то они против вас имеют.
- Шишкина этого первый раз вижу.
- А остальных?
- Двоих - вчера.
- Вчера?
- Столкновение случилось. Я только подъехал - они к маши­не: "Двигай, дядя, на другой рынок, здесь тебе места нет". Я говорю, чем шутки строить, помогите разгрузиться. Думал, они к этому клонят, - поясняя, Панко трет палец о палец. - "Нет, говорят, проваливай". А шофер-то мой... тихий парень, но в кабине не помещается. Посмотришь - страшнее войны. Как он полез наружу - их ветром сдуло.
- И среди сегодняшних они были?
- Да.
- Перекупщики, товарищ майор, - уверенно говорит дежур­ный.
- Они предлагали вашу черешню взять?
- Нет... Да я бы и не отдал, между прочим.

* * *

Через день Томин заглядывает к директору рынка. Все дово­дить до конца - тоже автоматика. Директор - седой человек, подтянутый и точный в движениях, разговаривает с Томиным у широкого окна, откуда видна толчея в торговых рядах.
- Шишкина оформили по мелкому хулиганству.
- Да, мне доложили, - не удивляется директор.
- Может быть, вам известно и кто остальные трое?
- Точно не известно, но... понятно.
- Перекупщики?
- Видимо, да.
- Но потерпевший никому не составлял конкуренции: другой черешни на рынке не было.
- На следующий день появилась. Наше хранилище приняло две машины.
- Так. Заранее знали и держали место. Сегодня она в продаже?
- Разумеется.
- Иду посмотреть, кто торгует. Составите компанию?
За прилавком Панко взвешивает небольшую горку черешни, ссыпает в целлофановый пакет, протянутый покупателем, получает деньги. На ценнике перед ним - "6 руб. 50 коп". - А рядом еще двое с черешней. Ягода чуть покрупнее, на ценнике стоит - "7 руб".
Томин окидывает продавцов пристальным взглядом. Дождав­шись, пока покупатель отойдет, обращается к Панко:
- Добрый день.
- Здравствуйте... - Панко машинально оправляет халат и, не зная, что сказать, начинает неумело сворачивать газетный кулек. Томин берет за черешок ягоду, пробует.
- Мм... Красота!
- Хорошая? - интересуется женщина, колебавшаяся, у кого купить - А то мне в больницу.
- Во рту тает.
- Свешайте полкило, - решается покупательница.
Пока Панко "с походом" накладывает черешню, Томин обора­чивается к его семирублевому конкуренту.
- А ваша откуда?
- Полтавская, полтавская. Попробуйте, - откликается прода­вец с подчеркнутым радушием.
- Пресновата будет, - констатирует Томин, после тщатель­ной дегустации и этим авторитетным замечанием побуждает еще кого-то предпочесть Панко. Директор наблюдает с усмеш­кой.
Томин снова придвигается к Панко.
- Знакомых не видно? - показывает глазами на соседа.
- Нет.
- Ну успеха вам! - И с сожалением говорит директору. - Не те.
- Тех здесь и не будет. Пойдемте, объясню.
Разговор продолжается в пустых рядах.
- Я распорядился, чтобы они убрались с рынка.
- Вот что... Подальше от меня?
- Нет, это дисциплинарная мера. На базаре нравы, конечно, базарные, но четверо на одного - уже чересчур.
- Чисто показной жест. Ваши перекупщики уйдут на другой базар, а те перекочуют сюда!
- Надеюсь. Буду огорчен, если этого не случится.
- Вы... откровенны.
- Оставьте саркастический тон. Перекупщик по-своему ну­жен.
- Тогда нужен всякий спекулянт, и зря мы их сажаем!
- Давайте поговорим спокойно, инспектор. Рынок - место для торговли, кусок пространства с прилавками. Мой долг, чтобы на это пространство доставляли продукты. Но мне никто не обязан доставлять. Мой поставщик в массе неорганизованный частник, колхозник, рабочий, много пенсионеров. Имеют они возможность сами стоять в рядах?
- Вероятно, не всегда.
- Далеко не всегда! Привезет человек товара на недельную торговлю, а свободен два дня. Да еще рвется магазины обегать, деревенские заказы выполнить. Он охотно сбывает пусть дешевле, но оптом.
- Все это ясно, но...
- А ясно вам, инспектор, что рынок не способен предложить частнику выход? Мы не можем никоим образом приобрести его творог или редиску. Я бы с радостью отдал часть пространства Центросоюзу. Пусть кооперация скупает на комиссионных нача­лах.
- Так отдайте!
- Если б я ушел в отставку генералом, а не полковником, то, возможно, решал бы сам подобные вопросы.
- А пока предпочитаете терпеть племя паразитов.
- Давайте уж совсем закроем рынок! - прерывает директор. - Неровен час, кто наживется!
- Ладно, товарищ полковник, кончим спор. Что вам известно об арестованном?
- Кличка "Сеньор Помидор". Старшина перекупщиков на нашем рынке. А по слухам, в курсе ситуации и на остальных. На одном, допустим, огурцов целый рад, а на другом разбирают последние килограммы. Шишкин дирижирует: машина, не разг­ружаясь, едет туда.
- Поле-езный человек!
- В своем кругу большой человек, знаете ли... - Звучит это почти как предостережение.

* * *

Из здания народного суда выводят группу арестованных за мелкое хулиганство. Рядом стоит "автозак", куда их должны погрузить. Первым идет Шишкин. Взгляд его задерживается на стоящей неподалеку телефонной будке.
- Начальник, - обращается он к конвоиру у машины, - дозволь позвонить!
- Не положено, - отзывается тот довольно благодушно - мелкие хулиганы не убийцы, с ними можно либерально.
- Ну будь человеком - два слова. Птицы дома второй день не кормлены, понимаешь, нет? Жена не знает кого чем.
- Не положено.
- Да ведь передохнут! А разве они виноваты, что я подрался? Ну, браток, будь человеком! Что я сделаю? Мне следы преступле­ния заметать не надо, сообщников предупреждать - тоже. Ну?
- А какие птицы? - смягчается конвоир.
- Кенары, щеглы. Да еще попугай. Веришь, нет? - за двести рублей!
- Ну только мигом давай.
- Два слова! - Шишкин бежит к будке, в которой разговари­вает пожилая женщина. - Мамаша, арестованному без очереди!
Шишкин закрывает дверь будки и набирает номер.
- Коля, я говорю... Пять суток... Смеешься?! - стервенеет он. - Я тоже смеюсь. Шишкину - пять суток! Пять лет - возьму. Десять - возьму. Но чтоб с меня мартышку делали! - голос его пресекается от бешенства.
Последний из арестованных влез в "автозак". Конвоир подхо­дит к кабине, дает короткий гудок.
- Иду! - кричит Шишкин, приоткрывая дверь будки и снова в трубку. - Все понял? Действуйте! Я ничего не пожалею! На всю жизнь Шишкина запомнит! - он вешает трубку и бежит к маши­не. - Спасибо, начальник!

* * *

В ветхую избушку у ворот плодоовощной базы входит Знамен­ский.
- Из какой организации? - равнодушно спрашивает вахтер, крошечный старичок в сползающих на нос очках.
- Управление МВД. - Знаменский предъявляет удостовере­ние, но старичок не смотрит, а вникает в список у себя на столике.
- Вроде ваших сегодня нет... На капусте вот из Консерватории, на картошке - медицина... и эти грузят ... кибернетики. Ваших нет.
- Я не овощи перебирать. Проверку веду, понимаете?
Вахтер окончательно теряет интерес.
- А-а... тогда пожалуйста.
Знаменский идет по территории, посматривая по сторонам: на длинные бетонные бункера хранилищ, переваливающиеся из ямы в яму грузовики с надписью "Овощи", на грязные дороги и группу то ли кибернетиков, то ли музыкантов, орудующих лопа­тами около одного из складов. Какой-то человек, завидя Зна­менского, боком-боком подается в сторону, избегая с ним встречи.
...В просторном, дорого обставленном кабинете со Знаменским беседует заведующая базой - Чугунникова, женщина оживлен­ная, деловая, решительная, руководящая. Этакая мать-командирша. Взгляд цепкий, умный, улыбка располагающая. Со Зна­менским она держится приветливо и несколько покровительст­венно.
- Привыкла, Пал Палыч, девятый год ворочаю. Ну, конечно, забот в моем хозяйстве хватает: материальные ценности на руках, техника, люди...
- Включая медиков и кибернетиков.
Чугунникова добродушно отмахивается.
- С ними-то просто... Да, так о пропавших вагонах. Я, честно говоря, не вникала в подробности. В объеме нашего оборота, Пал Палыч, три вагона - мелочевка.
- Да ведь апрельские помидоры, Антонина Михайловна. Не августовские!
- Все равно укладывается в нормы естественной убыли.
- Допустим, даже так. Но нормы-то на фрукты-овощи. А сами товарные вагоны естественной убыли не подвержены, верно?
- Вагоны? - весело принимает слова Знаменского Чугунникова. - Верно, верно!
Из переговорного устройства у нее на столе раздается легкое шипение, а затем мягко-вежливый голос хорошо отдрессированной секретарши:
- Антонина Михайловна, Рудакова пришла.
- Пусть ждет. А ты, Зоенька, попробуй мне Матвей Петрови­ча поймать.
- Хорошо, Антонина Михайловна, сейчас, - откликается вышколенный голос.
- Ищите, Пал Палыч, ищите. Мне от этих вагонов проку чуть.
- Почему же?
- Да ведь давно сгнило.
- Антонина Михайловна, соединяю с Матвей Петровичем, - доносится из переговорника.
- Извините, зампред исполкома по жилью. - Чугунникова берет трубку. - Здравствуй, я по твою душу. Вы что же со мной делаете? Я людям твердо обещала... Не хочу понимать и не буду. От меня исполком хоть раз слыхал "нельзя" или "не буду"? Нет и нет, не отступлюсь. Ну то-то... Как дома? У Людочки спала температура? - Чугунникова чуть косится на Знаменского - оценил ли, что она запанибрата с начальством. - Моя принцес­са? Отгрипповала. Ну, до четверга... Где ужом, где ежом, а где и волчицей, - улыбается она Знаменскому, положив трубку. - Хотели три квартиры срезать, а у меня сплошь молодожены... Да, ну так что ж, приступайте, Пал Палыч. Люди у меня в основном толковые. Если нет больше вопросов... - Чугунникова вроде бы вскользь, но заметно бросает взгляд на часы.
- Пока все.
- Тогда пожелаю вам. Что будет полезное мне как руководите­лю базы, сообщите. Критику люблю.
- Очень ценное свойство, - смеется Знаменский. - Боюсь, оно вам понадобится.

* * *

В квартире Кибрит звонит телефон. Вытирая руки, она берет трубку.
- Да?
- Зинаида, я, - слышится голос Томина.
- Здравствуй, Шурик.
- Слушай, меня кто-то упорно пасет.
- Что? - не расслышала Кибрит.
- Меня кто-то пасет.
- Да брось!
- Серьезно. Можешь на четверть часа выйти из дома? Я тут неподалеку.
- Ну... ладно, выйду.
- Сверни на проспект, остановись у третьего фонаря и посмот­ри хорошенько - я буду переходить улицу. Поняла?
- Да поняла, поняла.
- Потом возвращайся домой, - в трубке раздаются короткие гудки.
Недоуменно пожав плечами, Кибрит снимает передник.
Она останавливается около фонарного столба, смотрит на часы, ждет, глядя на противоположную сторону проспекта. Вскоре Томин выскакивает из толпы и нахально пересекает проезжую часть в неположенном месте. Отставая от него шагов на пятнад­цать, с тротуара сходит молодой парень, секунду-другую колеблет­ся и двигается следом, увертываясь от гудящих машин.
Томин, не оглядываясь, минует Кибрит. Она тоже не глядит на него - рассматривает преследователя. Томин скрывается за уг­лом, за ним, как привязанный, исчезает парень.
Снова надев передник и занявшись хозяйством, Кибрит ожида­ет Томина. Стукнула дверь лифта на этаже. Звонок. Это он.
- Ну, видела?
- Если б своими глазами не видела, не поверила бы.
- Второй день спина чешется: чувствую хвост. Рассмотрела?
- Обыкновенный парень в нейлоновой курточке и джинсах. Среднего роста, довольно тощий. Лицо скуластое, обветренное, руки рабочие.
- С утра был длинный тип с прыщом на носу.
- Кто же такие? - начинает беспокоиться Кибрит.
- Ума не приложу. Извини, что я тебя вытащил...
- Нашел о чем! Ты ведешь что-нибудь серьезное?
- Мои клиенты хвостами не ходят. Либо удирают, либо нож в бок. А тут... чертовщина какая-то!

* * *

По территории базы Знаменского ведет ветхий, но озорной старичок, здешний "абориген" Демидыч, состоящий в некой неопределенной должности - для общих услуг. Он припадает на ногу, и Знаменский, подлаживаясь к нему, вынужден умерять шаг.
- Во-он, четвертый цех, вишь?
- Вижу. Теперь-то уж один дойду, возвращайтесь.
- Нет уж, до места тебя сопровожу, раз мам-Тоня велела.
- Чугунникова?
- А кто ж. У нас ее все так: заботливая. За глаза, конечно. Меня вот давно пора на пенсию турнуть, как тебе кажется?
- Да пора бы отдыхать.
- А мне неохота. Я отдыхом не интересуюсь. Спасибо мам-Тоня держит.
Их обгоняет мужчина, бросает на ходу:
- Привет, Демидыч!
- День добрый, Ванюша, - ласково отзывается тот и, обождав, пока фигура немного отдалится, трогает Знаменского за рукав.
- Второй кладовщик, Малахов Ваня. На пересменку пошел... А Васькин - начальником цеха. Вон, руководить выскочил, вишь? Это, я тебе скажу, такой мужик... такой, знаешь... - не находит слова Демидыч.
- Какой же? - улыбается Знаменский.
- Да вот такой. Сам гляди.
Они молча делают еще несколько шагов. У цеха идет погрузка овощей на машины. Васькин, белобрысый, круглолицый здоро­вяк, принимает у шоферов наряды, расписывается в накладных, горласто командует - все сразу.
- Щас обрадую, - подмигивает Знаменскому Демидыч и кри­чит неожиданно звонко: - Тарасыч! Следователя к тебе веду!
Среди грузчиков распоряжается тот человек, который старал­ся не попасть на глаза Знаменскому некоторое время назад. Увидя Пал Палыча снова, он, беззвучно выругавшись, скрывается за машиной.
Работа затормаживается, люди оборачиваются посмотреть - кто на следователя, кто на Васькина. Тот остается равнодушным.
- Ну и веди, чего орать-то? Шевелись, ребята, шевелись!
- Мам-Тоня прислала, - докладывает Демидыч, подходя.
- Васькин, - протягивает тот руку.
- Знаменский.
- Разговор большой?
- Чуть короче среднего.
Васькин машет шоферу, собирающемуся отъезжать.
- Старика захвати! Валяй, Демидыч, за пивом, мочи нет, - и сует деньги.
Демидыча подсаживают в кабину. Он беспокоится, усаживаясь:
- А если пива нет?
- Что-ничто бери!
Машина с Демидычем отъезжает, и Васькин окликает Малахо­ва:
- Ваня, принимай вахту... Пойдемте.
Оставшийся командовать Малахов суетится больше Васькина, покрикивает на рабочих, но те чувствуют себя вольготно; закуривают, переговариваются. Выходит из укрытия скрывающийся, смотрит вслед Знаменскому.
- За какие грехи Васькина тягают? - спрашивает он.
- За чужие, - убежденно произносит Малахов.
- Откуда свои, - хмыкает кто-то.
- Дурак! Всех-то по себе не суди! - обижается за Васькина Малахов.
Между тем в конторке - небольшой, но уютной и комфорта­бельной - идет беседа.
- Совхоз овощи вам отправил, - говорит Знаменский. - Это по документам бесспорно. Но база платить отказывается, ссыла­ясь, что груз не прибыл.
- За что ж платить - за пустое место? - невозмутим Васькин.
- По словам железнодорожников, вагоны были доставлены по назначению.
- Вечные штучки. Зачалили неизвестно куда, а на нас спихива­ют. Вы с ними вплотную сталкивались, с железными дорогами? То есть в поезде, конечно, ездили. А по делу?
- Довольно давно.
- Не знаю, как было давно, а в наши дни - Содом и Гоморра. Не то удивительно, что грузы пропадают, - постепенно перехо­дит на ораторский тон Васькин. - Удивительно, что вообще куда-то что-то доходит!
- Я занимаюсь только судьбой конкретных вагонов с помидо­рами.
- Вы так вопрос не сужайте, это неправильно! В частном случае - как в капле воды.
- На базах тоже неразбериха...
Васькин перебивает, начиная горячиться:
- Нет сравнения, могу со всей ответственностью. Я вот беру, - раскрывает он толстую "амбарную" книгу, - и могу сию минуту сказать, сколько у меня огурцов или чего. А на большом узле стоят вагоны тысячами, прибывают, убывают, думаете, их кто-нибудь строго учитывает?
- Думаю, все-таки учитывают.
- А вы попробуйте начальника узла спросить, сколько на данный момент каких вагонов. Не ответит он, голову кладу! Теперь дальше: уходит состав. Кто на выезде пальцем считает: пятьдесят один, пятьдесят два, пятьдесят три? Никто. Значит, возможен вариант: сцепщику бутылку, машинисту другую - отцепите мне, братцы, в Люберцах вон тот вагончик, что-то он мне нравится.
- По-вашему, вагоны отцепили по дороге?
- Может, и отцепили. А может, сцепщик где номерами ошиб­ся. - Они девятизначные!
- У контейнеров, товарищ Васькин, у вагонов семизначные.
- Тоже не сахар. Особенно в потемках. Ошибаются сцепщики почем зря! И диспетчера ошибаются. Последнее время автомати­ка на узлах - нажимаешь кнопки, вагоны катятся сами с разных путей. А диспетчер, допустим, уставши. Ткнул не ту кнопку и вбил в состав вагон, которому надо в обратную сторону! Станет он вам маневровые паровозы вызывать - вагоны растаскивать и соби­рать заново? Ждите, как же! Матюгнется и отправит тот вагон­чик заместо Одессы в Мурманск.
- Товарищ Васькин, - с некоторой иронией в голосе пытается вернуть разговор в нужное русло Знаменский, - я ведь железн­ыми дорогами не ведаю...
- Потому и ввожу в курс. Минутку, я вам даже процитирую... - Васькин достает несколько газетных вырезок и читает: "Число исчезнувших вагонов из года в год растет", "В МПС создана группа розыска грузов...", "Телеграммы о неприбытии вагонов поступают десятками тысяч..."
- Я очень однообразный человек - все о помидорах. Раньше такие пропажи случались? Васькин скучнеет. - Да наверняка. Надо поспрашивать, повспоминать...
- Другими словами, на памяти не случались? - Знаменский перекладывает вырезки. - Выцвели уже, а, товарищ Васькин? А пометки свежие. Для меня, значит, постарались? Ай, Васькин, лукавый человек!
Тот с внезапным ожесточением вскидывается:
- Да, Васькин! Жена - Васькина, дети - Васькины! Да!
Появляется веселый Демидыч с бутылками. Васькин в досаде на себя за вспышку достает кружки.
- Это у него больная мозоль, фамилия-то, - поясняет Деми­дыч, открывая пиво.
- Ты мели больше!
В дверь заглядывает Малахов, манит Васькина:
- Можешь на секундочку?
Враз выпив кружку пива, Васькин бормочет: "Извиняюсь" - и выходит, прикрыв дверь.
- Видал? - поднимает палец Демидыч. - Выпил без перехвата дыхания! Вот здоров! - старик выглядывает из конторки удосто­вериться, что Васькина поблизости нет, и принимается сплетни­чать:
- С Васькина мам-Тоня прошлым годом тринадцатую зарпла­ту сняла. Из-за фамилии.
- Такого не бывает, Демидыч.
- Все, милок, бывает. Жизнь - она баба шутливая. Васькин спозаранок бананы принимал. Час принимает, другой принимает, проголодался, отойти нельзя. Начал жевать. Не знаю, сколько он съел, на мой вкус более пятка не умнешь. Ну, однако, кого-то задело. Комсомольский прожектор нарисовал в стенгазете сатиру: вот этакий круглый, по колено в банановых очистках. И подписали из басни: "Васькин слушает, да ест". Мам-Тоня и вкатила ему "за незаконное распаковывание и употребление на личные нужды".Позавтракал!
- А вы его недолюбливаете, Демидыч.
Демидыч удивлен.
- Васькина?.. - Подумав, соглашается. - Ну, может, малень­ко. Шаршавый мужик.
Возвратившийся Васькин наливает себе еще кружку.
- Иди, дед. Спасибо за пиво.
- Доброго здоровья, - старик бодро ковыляет к двери.
- Так на чем мы остановились? - спрашивает Васькин, снова спокойный и уверенный.
- Вы убеждали меня, что ваш отдельный случай объясняется тем, что подобных случаев вообще много.
- Убедил?
- Нет. Это не доказательство.
- Как кому. Мы, конечно, университетов не кончали...
- Зачем прибедняться! Вы кончили педагогический техникум, Владимир Тарасович.
Упоминание техникума Васькину неприятно.
- Короче говоря, вагонов с помидорами от совхоза "Южный" я не принимал. И сменщик мой, Малахов, тоже.
- Малахова я спрошу отдельно.
Покидая территорию базы, Знаменский застает все того же стража.
- Я следователь, помните?
- Чего ж не помнить...
- К вам просьба.
- Ко мне? - без интереса переспрашивает старичок.
- Списки работающих на базе от посторонних организаций сохраняются?
- Списки? Смотря когда.
- Конец апреля.
Вахтер нацепляет очки, лениво роется в ящике стола. Наконец извлекает схваченные скрепкой листки.
- Вот, нашлись, - сообщает он с некоторым удивлением.
- Проверьте, пожалуйста, последние числа, четвертый цех.
Вахтер неторопливо листает свои бумаги.
- С 28-го по 30-е записаны студенты.
- Разрешите взглянуть?

* * *

На скамейке в жилом квартале сидит, скучая, некрасивая деви­ца с авоськой. Из подъезда выходит Томин и направляется куда-то по улице. Девица трогается следом. Томин сворачивает за угол, останавливается, и преследовательница через некоторое время почти натыкается на него.
- Доброе утро, прелестная незнакомка!
Девица глупо таращится.
- Сегодня мы с авоськой. За покупками?
- А вам что за дело? - несколько оправясь, огрызается она.
- Вы положительно ко мне неравнодушны. Что бы это значи­ло?
- Не приставайте, пожалуйста! Я с незнакомыми...
- Недолго и познакомиться. Я, например, из уголовного ро­зыска. А вы? - и тоном, не допускающим возражений, требует: - Попрошу документы!
- Еще чего! - хорохорится девица.
- Тогда - "пройдемте"?
Девица колеблется, но все же раскрывает сумочку и вытаскива­ет паспорт.
- Нате. Подумаешь!
- Благодарю. - Томин быстро пролистывает страницы и воз­вращает паспорт. - Вы мне чрезвычайно симпатичны. Запомню фио и адресок.

* * *

В той же конторке, где разговаривал с Васькиным, Знаменский беседует теперь с Малаховым, вторым кладовщиком. У Малахова детское лицо, в глазах постоянная то ли задумчивость, то ли грусть. Говорит он немного бессвязно. По временам начинает присочинять, увлекается, искренне верит тому, что рассказывает, смакует драматические эффекты, с удовольствием пугается.
- Должен быть третий. Обязательно. Круглосуточно принима­ем-отпускаем. Но нету. Умер он. Погиб. Хороший старик, жалко. Петр Иванович. Под самосвал попал. Прям рядом с базой. Зимой еще. Он пьющий был - и под самосвал. В лепешку. Все кости до единой переломало, - и, расширив глаза, Малахов повторяет: - До единой косточки!
- Отчего же не берете третьего кладовщика!
- Трудно подобрать. Коллективная материальная ответствен­ность. Все на доверии. Человек нужен. Мы друг другу товар не сдаем. Котя... это я Васькина так по дружбе... Котя двенадцать часов отработал - я заступаю. Товар перевешивать невозможно. Неделю будешь вешать. Чужой придет - проворуется. Или обве­дут. Народ только и ждет.
- Такой все нечестный народ?
- У нас-то? Что вы! Жутко воруют. Прут подряд. Мафия. За каждым в оба.
Знаменский подзадоривает:
- Так уж и мафия?
Малахов принимает таинственный вид.
- Про мандариновую империю слышали?
- Нет, - удивляется Знаменский, подыгрывая.
- Страшное дело! До последнего мандарина - в их руках. Что направо, что налево - полный расчет. Транспорт имеют. Агенты везде. Все есть. Тиски запасные - пломбы зажимать. Прям опута­ли экономику. Денег, конечно...
- Вы с этой "империей" сталкивались?
- Бог хранил. И вы забудьте. Ни-ни. А то ого! Концерт для гроба с оркестром! И никто не узнает, где могилка моя! - Мала­хов разволновался настолько, что Знаменский смотрит озадаченно: не поймешь, то ли святая простота, то ли человек ловко придуривается.
- Хорошо, с империей не связываемся. Вернемся к помидо­рам.
- А что? И помидоры воруют. Еще как. Было однажды - навесил замок. Покушать пошел. Прихожу - висит. Отпираю - два ящика не хватает. Из-под замка! Мафия! Авторучку на виду не оставь, сопрут. Изворовались все.
- Такие случаи известны, - не может удержаться Знаменский. - Со спичками тоже часто. И никаких следов.
- Смеетесь, - говорит Малахов огорченно.
- Да нет, я к слову... Как понимать, что все воруют? Например, вы или Васькин - тоже?
- Нам не нужно, - машет рукой Малахов. - Мы с Котей на естественной убыли. Хватает. И никого риска.
- Никакого риска? - переспрашивает Пал Палыч, изумлен­ный признанием.
- А что? Государство само установило. Порядок, нормы. Официально же.
В дверь стучат.
- Ну что? - сердито оборачивается Малахов. - У меня обед!
- Выйди на пару слов, - слышится голос.
- А-а... Разрешите?
- Пожалуйста.
Малахов выходит. И в третий раз мы видим человека, который прячется от Пал Палыча. Он плотно прикрывает дверь, которую Малахов оставил приотворенной, тянет его в сторонку и понижа­ет голос:
- Это у тебя - фамилия "Знаменский"?
- Вроде да.
- Интересно. Ирония судьбы... Слушай, придет Васькин, ска­жи, чтоб меня нашел. Сразу, понял?
- А что?
- Надо, Малаховка, надо. Ну, пока.
- Кто это был? - спрашивает Знаменский, когда Малахов возвращается. Кого-то смутно напомнил услышанный голос.
- Бригадир грузчиков. Просил тут передать... да так, мелочи жизни.
- Ну ладно, хотел спросить, как вы попали на должность кладовщика?
- Да мы с Котей еще пацанами, - охотно рассказывает Мала­хов. - В одном дворе. Я раньше в телевизионном ателье работал. Не сложились отношения. Нервничал сильно... А где наш двор был, стадион построили. Нас с мамой - в Текстильщики, Котю - в Черемушки. Однажды встретились, посидели и позвал к себе. За ним-то спокойно.
- А... Котя как попал сюда?
- Драма! Учителем Котя был. Дочка академика влюбилась. Из девятого класса. А он в нее. Рыдания. Академик заскандалил. Я перед Котей преклоняюсь. Пожертвовал образованием, все бро­сил. Академик потом прощения просил. Да уж поздно. Такой Котя человек!
- Вы помните массу всяких историй. - Пал Палычу немножко смешно. - Только про вагоны начисто забыли. Три вагона с помидорами в конце апреля. А?
Видно, что Малахов задет.
- Товарищ следователь, я, может, с придурью, - хмуро говорит он. - Не все упомню. Возможно. Устаю как собака. Но учет я веду. Все оки-доки. Десять классов. Вы учет проверяли? Вагоны есть?
- Нету.
- Значит, не было. - Какая-то мысль мелькает в глазах, и он легко забывает обиду. - Вот вы кого - вы Лобова еще спросите! Он от железной дороги весовщик. За вагоны мы ему расписываем­ся.
- Сказали - Лобов сегодня на учебе.
- А-а, верно. - И добавляет с гордостью за Лобова: - Кончит вуз - начальником станции будет.

* * *

По бульвару шагает Томин. Тут почти всегда встречается кто-то из своих. Одному - приветственный жест, другому кивок.
Человек, избегавший Знаменского на базе, сейчас хорошо одетый и имеющий преуспевающий вид, при приближении Томина расп­лывается в радушнейшей улыбке:
- Ба, Томин!
- Викулов? - спрашивает Томин без особой радости.
- Собственной персоной! - отвечает тот и с таким сияющим лицом тянет руку, что Томин невольно подает свою.
- На Петровку? Ты там? - частит он, не отпуская ладонь Томина. - А я - не угадаешь, где! Такое могу порассказать!..
Издалека кто-то целится в здоровающихся телеобъективом и щелкает затвором фотоаппарата.
- Позвони мне в "Космос", а? Нет, ты обещай! Встретимся, поболтаем, вспомянем. Номер 2-08, ладно? Я еще три дня в Москве.
- Работы невпроворот, вряд ли.
- Жалко. Ну, в другой раз. Всяческих тебе успехов. Будь здоров! - и снова протягивает руку. Томин торопливо жмет ее, чтобы поскорее отделаться. И идет дальше, выбросив Викулова из голо­вы.

* * *

В кабинете Знаменского сидит Саша - студент университета. С виду простецкий, "русопятый". Он - один из тех, кто в конце апреля работал на базе в четвертом цехе.
- Не обязательно было приезжать, Саша, ведь сессия на носу. Продиктовали бы по телефону.
- Я хотел лично.
Что-то в его тоне заставляет Знаменского посмотреть на парня внимательнее, но тот отводит взгляд.
- Может, понадобится? - говорит он, передавая Знаменскому два листка, - я захватил списки ребят. Это физматовцы... это наши... А сколько машин... - Знаменский берется за авторучку. - Да я вырву, что вам переписывать... Здесь отмечено по дням: двадцать восьмое, двадцать девятое, тридцатое.
- Спасибо, спасибо, Саша. - Знаменский скрепляет листки вместе.
- Это вам что-то дает?
- Да, эти листочки могут сослужить хорошую службу.
- Там что-нибудь серьезное... на базе?
- Просто любопытно или есть причина? - осторожно выясня­ет Пал Палыч.
- Ну... - Саша колеблется, - в общем, я знаком с Леной Чугунниковой и потому... - неловко замолкает.
У Знаменского на минуту портится настроение: парень ему симпатичен.
- Хорошая девушка? - по-доброму спрашивает он.
- Лучше всех. - Саша за иронией с трудом скрывает беспокой­ство.
- Да, тесен мир... Но я не вправе рассказывать.

* * *

Саша бегом спускается по экскалатору - спешит на свидание.
Как всякая девушка, которой пришлось ждать, Лена в некото­рой досаде:
- Ты так во мне уверен, что уже начинаешь опаздывать?
- Ленуся, разве плохо, что уверен?
- Хорошо, хорошо... только не зазнавайся.
- Никогда! - клятвенно произносит Саша. - Это твоя приви­легия на всю жизнь!
Лена смеется.
- Где ты, негодяй, застрял?
- У следователя.
- За тобой водятся преступления?
- Масса, - отзывается Саша легким тоном, но невольно хму­рится.
- Рассказывай!
- Не хочется отравлять вечер.
- Но я обожаю страшные истории!
- Ничего страшного... я надеюсь.
- Все равно! Признавайся сейчас же!
- Только ты не расстраивайся... На базе идет какая-то провер­ка. Помнишь, мы там работали, а теперь нас как свидетелей...
- У мамы?
- Да. Следователь не сказал, в чем дело, но какой-то неприят­ный осадок...
- Ну-у, за маму можно не беспокоиться! - беспечно говорит Лена. - Больших безобразий не допустит. Не забывай, она все-таки генеральша. Она всех держит вот так! - сжимает кулак. - К ней даже иностранцев возят.

* * *

На пустых ящиках, валяющихся около одноколейной дороги, проходящей по территории четвертого цеха, размещаются Зна­менский, Васькин, Малахов и новая фигура - весовщик Лобов. Это молодой человек из "модерновых". Ухоженный, трезвый, спортивный. Одет элегантно, чего не скрывает наброшенный на плечи рабочий халат. Часы у него, конечно, электронные, курит он "Мальборо", бумаги носит в "дипломате".
Кладовщики и Лобов препираются. Знаменский доволен, что удалось их стравить: в споре проскальзывают интересные детали.
- Просто дурная привычка - за все железные дороги ругать! - с апломбом говорит Лобов.
- Железные, выдержат, - примирительно вставляет Малахов.
Но Васькин мрачен.
- Вас не бить - ни вагона не дождешься! - перекрикивает он шум подходящего состава.
- Ну-ну-ну, я попрошу! - надсаживается и Лобов. - Претен­зии должны быть обоснованы. Если по воде или самолетом, то при грузе обязательно сопровождающий. Кто в воздухе украдет? Смешно! Но положен конвой. Тогда нам на каждый вагон надо по солдату, а разъезды и сортировочные стеной обнести! Дайте охра­ну - пожалуйста, спрашивайте. А то чуть что - дорога отвечай!
- Давай не будем! - отмахивается Васькин здоровенной своей пятерней. - Вы за груз не отвечаете. Пломба цела - и привет. Скорей подальше, пока мы внутрь не заглянули!
Состав прошел, но Лобов по инерции все еще кричит:
- А ты, Владимир Тарасыч, очень мечтаешь, чтобы товар пришел целенький?
- Чего мелешь? - огрызается тот.
Лобов взглядывает на Знаменского и спохватывается:
- Нет, разумеется, все заинтересованы в сохранности грузов, Горячимся, потому что болеем за общее дело. Хотя я лично - не материально ответственный, поймите меня правильно. Мое дело взвесить. Однако невольно принимаешь к сердцу. Если глубоко разобраться, Пал Палыч, то корень зла - поставщик.
- Вот это точно! - с воодушевлением подхватывает Васькин.
- Самое удобное - ругать тех, кто отсутствует, - отзывается Пал Палыч.
- Нет, верьте слову, при существующем положении поставщи­ку плевать-расплевать, только бы отгрузить, хоть в поломанный вагон!
- А тара? - гремит Васькин. - Бывает, товар - в одном углу, а доски от ящиков - в другом!
- И вы знаете, почему так?
- Знаю, - кивает Знаменский Лобову. - Убытки оплачивает не отправитель, а получатель.
- Грузит один - платит другой, а дорога, разумеется, виновата, - иронически заканчивает Лобов.
Малахов с искренним сожалением подтверждает:
- Плохо грузят. Сколько влезет. Сколько не жалко. Сколько успели.
- Чаще недогруз или перегруз? - уточняет Знаменский.
- Когда как. Мы держим равнение на середину. Придет, напри­мер, вагон по нулям. Значит - килограмм в килограмм. Мы убыль все равно пишем. По норме.
- Все равно пишете? Всегда?
- Да слушайте его! - срывается Васькин. - По нулям! Весы-то не аптечные, железнодорожные весы! Ты скажи, какая у тебя официальная точность? - оборачивается он к Лобову.
- Плюс-минус полтонны на вагон.
- Вот! Стрелки, может, и по нулям, а полтонны нету!
- Ну ладно, кончили общие рассуждения. Вы принесли свою регистрацию грузов, товарищ Лобов?
- Разумеется, - он достает из "дипломата" учетную книгу.
- Откройте двадцать девятое апреля.
Лобов шуршит страницами. Нашел.
- Три вагона, - продолжает Пал Палыч. - Номера триста восемнадцать восемьдесят четырнадцать, триста восемнадцать восемьдесят сорок и триста восемнадцать восемьдесят сорок один.
Лобов просматривает записи.
- Названные вами вагоны не значатся.
- Вернее, у вас не помечены.
- А почему должны быть помечены?
- Потому что двадцать девятого между двенадцатью и часом дня их доставили сюда, на подъездные пути.
Воцаряется неприятная пауза.
- Я попрошу уточнить, откуда сведения.
- От сцепщика, из первых рук. По его, так сказать, наводке я нашел номера в одной из поездных ведомостей.
Еще более неприятная пауза. Малахов растерянно пожимает плечами и что-то бормочет. Лобов начинает усиленно "припоми­нать".
- А-а... Во-он вы про что... Это знаешь, Владимир Тарасыч, про что - когда дождь шел!
- Ну, допустим, шел, - тянет Васькин, стараясь понять, куда клонит Лобов.
- С утра зарядил, помнишь?
- Ну?
- Этот случай я объясню, Пал Палыч.
- Будет с вашей стороны очень любезно, товарищ Лобов.
- Помнишь, у одного вагона доски немного отошли? - Лобов обращается попеременно то к Васькину, то к Знаменскому. - Я говорю, старый вагон, сыплется уже, а он полез в пузырек - будем, говорит, создавать комиссию, может оказаться недостача.
Васькин сообразил что к чему:
- А-а... Это когда я говорю, вагон дефектный...
- Ну да, я говорю, принимай, а ты говоришь, надо комиссию. - А-а... Ну помню... еще дождь лил...
- С самого утра!
- Очень хорошо, - прерывает их Пал Палыч; на глазах столко­вались, и ничего не поделаешь. - Кто вошел в комиссию по приемке?
- Да кого я под самый праздник соберу? - бодро отвечает Васькин. - В ливень-то на перроне стоять? Решил, пусть пройдут майские, тогда.
- Так. Груз оставался еще в ведении дороги?
- Нет-нет-нет. Раз мы транспортировали получателю, пломбы целы, претензий к нам нет - уже все. Дальше их забота. - Лобов поводит рукой в сторону Васькина.
- Это ты брось! Я тебе хоть где расписался?!
- Но груз на твоей территории?
- Ничего не значит!
- Нет, Владимир Тарасыч, я попрошу! Очень даже значит!
Между Лобовым и Васькиным опять готова разгореться пере­палка, но Знаменский поднимает руку.
- Так или иначе, днем двадцать девятого апреля помидоры существовали. Что же дальше? Их смыло дождем?
- Дальше моя смена кончилась, - говорит Васькин и, не глядя на Малахова, спрашивает: - Вань, ты эти вагоны не комиссовал?
Малахов ошарашен.
- Котя! Мне ж никто ничего! Маневровый, наверно. Подце­пил и увез.
- Пустые или полные, Малахов?
Тот в растерянности хлопает глазами.
- Не подходил даже. Не знаю. Другие принимал. Вагонов полно было. А с обеда отпускал. С той стороны. Где автомобиль­ный подъезд.
- Простите, пожалуйста, я, вероятно, уже ничем не могу помочь... В институте сегодня семинар. - Для Лобова настал удобный момент улизнуть, он прощается и спешит прочь.
- Запросто могли груженые увезти, - заявляет между тем Васькин. - Под праздники тут Содом и Гоморра.
- Под праздники - жуть! - поддерживает Малахов.
- А в следующую свою смену вы поинтересовались судьбой вагонов?
- Да ведь это уже после праздников было! - восклицает Васькин. - Голова-то с похмелья... Чего уж там! - Ему ответ кажется вполне исчерпывающим, а разговор законченным.
Знаменский улыбается, вдруг развеселившись.
- Значит, не найти мне тех помидоров? Потерялись, замота­лись. А?
Кладовщики выжидательно молчат.
- Все-таки попробую. С двадцать восьмого по тридцатое у вас работали студенты. Припоминаете?
- Работали, - согласно кивает Малахов. - Наши грузчики - в складу. Те - снаружи, на погрузке машин.
- Вот и договорились: на погрузке машин.
- Ну и что? - осведомляется Васькин.
- Да ребятам скучно было, решили для развлечения соревно­ваться - факультет на факультет. Для подведения итогов запи­сывали количество машин. И, представьте себе, их оказалось здорово больше, чем у вас по накладным! Выходит, был лишний "левак".
На скулах у Васькина набухают желваки.
- Такие записи - не документ!
- Небось набавили! Для игры!
- Не похоже, Малахов. Ребята серьезные, математики. Даже номера машин называют. Профессиональная память на числа.
- Да не принимали же. Те вагоны. Не принимали мы их.
- Официально не принимали. А по-тихому, я думаю, разгрузи­ли.
Малахов засматривает в лицо Васькину и упавшим голосом спрашивает:
- Коть?..
- Вранье!

* * *

Томин и Кибрит разговаривают, шагая по коридорам Петров­ки, 38.
- Тебя оставили в покое, Шурик?
- Со вторника хвоста нет.
- И неясно, что это было?
- Одну даму на выбор проверил - ни в какую версию не влезла.
- Всего одну даму! Не слишком ли беспечно?
- Но криминала же нет. Ходить за мной - не преступление. - Томин прислушивается. - Извини, Зинуля.
В его служебном кабинете надрывается телефон.
- Да?.. - снимает Томин трубку. - Понял, выезжаю. - Он убирает бумага в сейф, опечатывает его. Хватает плащ, пистолет, собирается уходить.
Новый телефонный звонок возвращает его к столу.
- Да?.. Да, майор Томин... В триста шестую? Сейчас не могу, ждет машина на происшествие...
На том конце провода говорят нечто такое, от чего брови его ползут вверх.
- Вы отменили? - недоумевающе спрашивает он. - Да, есть явиться в инспекцию по личному составу.
- Интересно... что же я натворил такого... антислужебного, - бормочет Томин, вешая на место плащ и убирая пистолет обратно в сейф.
...Томина ждет подполковник Саковин. Держится суховато, любезность его лишена теплоты. Томина он встречает, не вставая из-за стола.
- Здравия желаю, товарищ подполковник.
- Зачем же так официально. Садись. Сколько лет, сколько зим.
- Да, давненько... - Томин садится, и некоторое время они молча рассматривают друг друга.
- Значит, ты в инспекции? - спрашивает Томин.
- Как видишь... Насколько помню, в институте мы ни врагами, ни друзьями не были, а позже вообще не сталкивались. Так что нет препятствий для проведения служебной проверки... Как бу­дем разговаривать? Перейдем на "вы" или?..
- О, мои дела так плохи?
- Твои дела... твои дела... твои дела... - Саковин достает папку. - Чего уж тут хорошего.
- Звучит неприятно. Но интересно.
Саковин бросает испытующий взгляд, однако на лице Томина действительно только интерес.
- Пойми правильно, Саша. Как бы руководство ни было увере­но в тебе или Знаменском...
- Еще и Знаменский?!
- Проверка сигнала такого рода должна быть строгой и тща­тельной, - привычно не замечает, что его прервали, Саковин.
- Сигнала какого рода?
Саковин снова не реагирует на реплику.
- Хуже всего, что сигнал объективно кое-чем подкреплен. Речь идет о твоем посредничестве в получении Знаменским взят­ки.
- Если б ты не по службе, Саковин... - Томин не договарива­ет, но смысл ясен.
- Этак мы действительно перейдем на "вы", - осаживает его Саковин. И после короткой паузы продолжает: - Обвинение придумано не мной, Томин. И, надеюсь, ты оправдаешься.
- И с кого же мы с Пашей содрали взятку?
- С работника овощной базы.
- И богато взяли?
- Для продолжения разговора мне нужен официальный ответ - нет или да?
- Нет!
- Еще один обязательный вопрос: может быть, есть доля правды! Какие-то общие знакомьте... у кого-то брали взаймы... встречались с кем-нибудь!.. Прошу тебя подумать, что могло лечь в основу сигнала.
- Нет знакомых, не брал взаймы, не встречался, не состоял, не участвовал. Что касается Знаменского, то...
- То похоже, что ему действительно уплачено, - договарива­ет Саковин.
- Знаешь, я встану и уйду, и делай со мной что хочешь!
- Будь добр, не вдавайся в амбицию. Побольше выдержки.
- Хорошо, я буду выдержан. Я спрошу тебя очень вежливо: мыслимо ли заподозрить Знаменского?! Пашку Знаменского! Сколько-нисколько ты же его знал!
Саковин откидывается на спинку кресла и говорит как малень­кому:
- Я работаю в инспекции по личному составу. Моя служба заключается в том, чтобы досконально расследовать случаи зло­употреблений, недобросовестного поведения наших сотрудников и тэ пэ. А ты предлагаешь пойти к начальству и сказать: что вы, товарищи, они прекрасные ребята, да я же с ними вместе учился двадцать лет назад!
- Согласен, наивно, - признает Томин, остывая. - Но когда речь о Паше...
- Оставим его, поговорим о тебе. - Саковин достает из папки фотографию. - Кто этот человек? Что вас связывает?
На фотографии крупно: Томин жмет руку Малахову.

* * *

Знаменский входит в кабинет Чугунниковой.
- Антонина Михайловна, к вам за помощью.
- Понадобилась-таки директорша?
- Понадобилась, - в тон ей говорит Знаменский. - Без вашей санкции бухгалтерия ни в какую.
- А что вас интересует?
- Вот такая справка в четыре колонки, - он кладет перед ней образец. - По всем показателям дать расшифровку: когда, куда, сколько.
Просьба неприятная, и несколько секунд Чугунникова тратит, чтобы вернуть приветливую и снисходительную улыбку.
- Пал Палыч, но ревизоры же проверяли.
Знаменский - само простодушие:
- В такие подробности они не входили по четвертому цеху. А мне нужно - тогда вся картина будет как на ладони.
- Действительно, как на ладони... И вы начнете нас ловить на этих цифрах, - она испытующе смотрит на Знаменского.
- Но вы же любите критику, Антонина Михайловна.
Шпилька тоже неприятна, и надо это скрыть, чтобы не терять лица.
- Честно говоря, мне импонирует ваша серьезность. Люблю людей с настоящей деловой хваткой. И критику люблю. Но пло­дотворную, Пал Палыч, плодотворную! Вы же собрались затеять крючкотворство.
- Я с вами не согласен.
- А я с вами не согласна! - с силой в голосе говорит Чугунни­кова. - Знаете, где все цифры в ажуре? Там, где по-крупному воруют. Да-да! Где специально держат "черного бухгалтера". У меня его нет. У меня учет ведут кладовщики. Естественно, что-то с чем-то может не совпадать.
- Еще как не совпадает, Антонина Михайловна! По три вагона не совпадает.
- Неужели правда мужики начали заворовываться? - У Чу­гунниковой огорченный вид.
- Пока не скажу ни "да", ни "нет". Но учет ведется так, чтобы никто ни за что не отвечал. Поступает, например, груз в дежурст­во одного кладовщика. Акт, что обнаружена недостача, преспо­койно составляют уже при следующем. Это нормально?
- Ну...
- Не трудитесь, вопрос риторический. Идем дальше. Должно присутствовать постороннее лицо, что называется, от обществен­ности. Так?
- Обязательно. Для объективности.
- Я выборочно поглядел акты - по четвертому цеху почти везде фигурирует один и тот же человек. Вправе я ждать от него объективности!
- Между прочим, в инструкции о порядке приема не указано, что посторонние лица должны быть разные.
- Ай, Антонина Михайловна!
- Ай, Пал Палыч! - укоризненно подхватывает Чугунникова. - Попробовали бы сами. Ведь никого не дозовешься! Так повсе­местно принято: от нас ходят в соседнюю организацию, от них - к нам.
- Да? Мне все-таки интересно будет посмотреть на этого постоянного постороннего... Но мы уклонились от главного. Когда я смогу получить свою справочку?
Чтобы подавить раздражение и сообразить, как вести себя с настырным Знаменским, Чугунникова берет короткий тайм-аут.
- Минутку... - она копается в ящике стола, достает какую-то записку, закладывает между листками календаря. Затем реши­тельным жестом включает переговорное устройство.
- Зоя, меня нет ни для кого, - и, поколебавшись, уточняет: - Кроме Льва Севостьяныча.
- Великий человек - Лев Севостьяныч, - усмехается Знамен­ский.
- Вы знакомы? - радостно встрепенувшись, спрашивает Чу­гунникова.
- Ответ может иметь две редакции: "Я знаком со Львом Севостьянычем" или "Лев Севостьяныч знаком со мной". Какую вы предпочитаете?
Чугунникова поняв, что тема скользкая, спешит отмежеваться от "великого человека".
- Да какая разница, я сама случайно познакомилась. На встре­че Нового года в Торговом центре.
- Так вы встречали Новый год в Торговом центре?
- Вы спрашиваете так, будто... "значит, ты была на маскара­де?"
- В какой-то мере. Но возвращаюсь к своему вопросу, - Знаменский приподнимает за уголок "макет" будущей справки.
Разговор обострился, и Чугунникова решается на крутой пово­рот.
- Разумеется, если вы настаиваете... Но коли пошло на откро­венность, я вам без всяких документов скажу: акты о недостачах при железнодорожных поставках вообще фиктивные!
- Так прямо и скажете?
- Прямо так. Филькины грамоты. Что у нас, что на любой базе. И по-другому быть не может! Удивила?
- Я внимательно слушаю.
- Послушайте, вам полезно. Люди расписываются, будто виде­ли то, чего не видели. И присутствовали, когда их не было. По-вашему выражаясь, они лжесвидетели. Хорошенькую картинку рисую?
- Занимательную.
- Но если я или другой на моем месте попробует это изменить, мы подпишем себе смертный приговор. База возьмет ответствен­ность за все недогрузы поставщика, взломанные вагоны, неисп­равную тару. Через две недели мы будем в таких долгах, что век не расквитаться!
- И выход один - фальсифицировать документы?
- Да!
- Давайте разберемся, Антонина Михайловна.
- Давайте, Пал Палыч.
- По порядку.
- По порядку.
- Вот пришли вагоны. Внешне все сохранно.
- Инструкция диктует: "Назначенные лица вскрывают вагон".
- То есть, кладовщик говорит грузчикам: "Ребята, давай!"
- Совершенно верно. Ребята вытаскивают двадцать пять пол­ных ящиков, а под ними обнаруживают десяток пустых.
- Тогда?
- Полагается прекратить приемку и составить комиссию.
- Ее функции?
- Определить причины и размер недостачи. И тут, Пал Палыч, начинается юмор.
- Почему?
- Потому, что по инструкции те, кто обнаружил недостачу, не имеют права входить в комиссию. Они, видите ли, заинтересован­ные лица. Нужны незаинтересованные. Но эти незаинтересован­ные должны подписаться, будто вагоны при них осмотрели, сняли пломбы и начали разгружать! Понимаете?
- Это уж не юмор - нелепость.
- Между тем только такие акты убедительны для арбитража. Иначе недостачу вешают на нас.
- Найдется у вас экземпляр инструкции?
- С удовольствием! - Чугунникова вынимает из шкафа и подает Знаменскому брошюрку. - Который год ее ругают, но никто не чешется[1].
Этот раунд Чугунникова выиграла и чувствует себя уверенней.
- Ладно, на досуге... - Знаменский прячет инструкцию в папку. - А теперь еще один вопрос. На проходной отменена проверка сумок. А многие из них, я заметил, груженые.
- Ну и пусть идут! - задорно отзывается Чугунникова. - Честное слово, заслужили!
- Атмосферу это вряд ли освежает.
- Зато забор не ломают и не тащат больше. В наших условиях, Пал Палыч, таков принцип материальной заинтересованности.
- Смелая трактовка, товарищ директор.
- Я просто откровеннее других.
- Что же тогда Васькина заклеймили с его бананами?
- Так то в стенной газете! - удивляется Чугунникова. - Приезжает начальство, посторонние... Но мы-то с вами понима­ем, что в пределах нормы убыли можно свободно сгноить тонну бананов. А можно не сгноить, что труднее. У меня убыль мини­мальная, люди работают на совесть.
- Извините, Антонина Михайловна... - включается перего­ворник.
- Погоди, Зоя!.. Пал Палыч, положа руку на сердце - если кладовщик сбережет обществу тонну, я закрою глаза, что он снесет детям два кило.
- Вы готовы защищать свое мнение в открытую? На любом уровне?
- Да кого интересует мнение завбазой! - уклоняется Чугунни­кова и спрашивает секретаршу: - Что у тебя, Зоя?
- Подполковник Саковин из МВД спрашивал Знаменского.
Знаменский заметно удивлен.
- Что-нибудь передал? - спрашивает Чугунникова.
- Я записала: "Срочно явиться в комнату номер триста шесть".

* * *

В комнате триста шесть, на стуле, где недавно сидел Томин, теперь Знаменский, еще не подозревающий, какой сюрприз его ждет.
- Попрошу подробно: все, что вам удалось выяснить на базе, - говорит Саковин. - Предполагаемый криминал, возможные доказательства. Фигуранты. - Саковин кладет перед собой лист бумаги, вооружается авторучкой.
- Полной ясности пока нет.
- Это не важно. Прошу...
Тем временем Томин, взволнованный и негодующий, объясня­ется с не менее взволнованной Кибрит.
- Как чувствовала, что-то назревает, какая-то пакость! Ну как чувствовала!.. Зря за человеком не таскаются, Шурик. Если бы ты к этой слежке отнесся серьезно...
- Если бы да кабы... Что угодно мог предположить, только не такое. - Томин кидает взгляд на часы. - Бедный Паша! Уже сорок минут!
- И ты его не предупредил?
- Дал слово Саковину.
- Мало ли что! Пал Палыч хоть бы чуточку подготовился.
- Это, знаешь, палка о двух концах. А если бы Саковин учуял его подготовленность?
- Тоже верно, - вздыхает Кибрит. - Насколько я помню Женю Саковина, - через некоторое время нерешительно гово­рит она, стараясь подбодрить себя и Томина, - парень был спокойный и не вредный.
- Вредный, не вредный... Задача у него - разложить нас с Пашей на атомы и каждый изучить в отдельности.
В триста шестой комнате продолжается разговор.
- Почему, собственно, вы уверены, что Малахов не крал вагонов? - медленно спрашивает Саковин.
- У меня сложилось твердое впечатление.
Саковин выдерживает паузу и кладет на стол фотографию.
- Малахов и Томин? - изумляется Знаменский. - Они знако­мы?
- Томин отрицает. Но хотел бы услышать ваши соображения на этот счет.
- У меня нет соображений. Можно без загадок? - начинает подспудно злиться Пал Палыч.
- Хорошо. Поднимем забрало. Мы получили сигнал, в кото­ром излагается такая версия: работники базы, причастные к хищениям, установили контакт с вашим ближайшим другом. Он согласился посредничать при получении вами взятки.
Пал Палыч смотрит на Саковина, осмысливая услышанное. Обвинение настолько мерзко, что... что остается только взять себя в руки и спокойно защищаться.
- Двое поздоровались на улице. Разве отсюда вытекает, что один - посредник, другой - взяткодатель?
- Скажите, у вас есть документы, написанные рукой Малахова?
- Накладные, акты...
- Хорошо. А сберкнижка у вас есть.
- Да. Мне, как и многим в отделе, переводят зарплату в сберкассу.
- Это я знаю. А еще какие вклады поступали в последние дни? Был кто-нибудь должен вам крупную сумму?
- Нет.
- В таком случае, как вы объясните поступление на ваш счет двух тысяч пятисот рублей?
- Есть такой вклад? - спрашивает Пал Палыч ровным голо­сом.
- Поедемте в сберкассу, посмотрим вместе, - встает Саковин...
Они возвращаются час спустя.
- Садитесь, - бросает Саковин и довольно долго молча копо­шится в столе, перебирая какие-то бумаги. - Ну, Пал Палыч?
- Все это фальшивка, - отрывисто говорит Знаменский. - Провокация.
- Но деньги-то реальные, с этим приходится считаться.
- Если человеку "дают на лапу", с ним хотя бы договаривают­ся.
- А может быть, все-таки были предложения, намеки? Какая-нибудь записочка: пожалейте наших деток, отблагодарим?
- Ничего подобного не было!
- Допустим, я верю. Но это еще не очко в вашу пользу. Раз, согласно сигналу, посредничал Томин, прямой разговор с вами вовсе не обязателен.
- Евгений Николаевич, вы - следователь, и я - следователь. Ну зачем давать взятку через левое ухо? Выяснять, что у меня есть задушевный друг в уголовном розыске, налаживать с ним кон­такт, и без моего ведома... Нелепо!
- Не так уж нелепо, если учесть, что у Томина есть на базе старинный знакомый. Уже по моим, проверенным, сведениями.
- Но не Малахов же? - вырывается у ошеломленного Знамен­ского.
- Чуть легче, но тоже радости мало - подручный Малахова.
В кабинет входит секретарша.
- Вам просили передать из криминалистической лаборатории, - она протягивает Саковину запечатанный конверт.
- Спасибо. - Он достает из конверта исписанный лист. - Вот видите, Пал Палыч, по предварительному заключению, анализ почерка показал, что перевод послан действительно Малаховым. В свете этого очень неприятно выглядит ваше сегодняшнее го­лословное заявление, что Малахов непричастен к хищению. Хотя вагоны с грузом исчезли именно в его дежурство.
Еще один ушат холодной воды на голову Пал Палыча. Но пока выдержка не оставляет его.
- Надеюсь, у вас все-таки другая версия происшедшего, - твердо говорит он.
Саковин убирает заключение в папку, папку кладет в сейф, возвращается к столу и лишь после этого отвечает:
- Конечно, есть. Альтернативная версия, например, такова: проведена акция с целью вас дискредитировать и убрать из дела. - Тон его становится менее официальным.
- Так... А зачем? Я же не веду на базе следствия, Евгений Николаевич. Я не человек, от которого все зависит! Только один из проверяющих. Ну, придет другой... Должен сказать, провокация довольно бессмысленная. Или имеет другую цель.
- Все противоречия мы видим и учитываем. Они влияют на нашу позицию.
- А уж что касается Томина...
- Да будет вам вступаться друг за друга! - с чуть заметной улыбкой перебивает Саковин. - Не занимайте против меня кру­говую оборону. Над альтернативной версией нам работать вместе.
- В подобной ситуации мои права... - начинает Пал Палыч.
- Остаются прежними, - доканчивает Саковин. - Вас решено не отстранять.
- Спасибо за доверие, - сухо вставляет Пал Палыч.
- Но отсюда не следует, что можно даже вот столько успо­каиваться. Дело очень серьезно. Если вас переиграют, Пал Па­лыч...

* * *

Кибрит, глядя в зеркальце, пудрит нос, поправляет прическу. Звонит телефон.
- Слушаю... Доброе утро, Шурик... Конечно, надо обсудить на свежую голову, вчера были сплошные эмоции. Приду, только позже. Есть маленькая идея, - она кладет трубку, щелкает пудре­ницей, решительно встает.
В кабинете Саковин встречает ее радушно.
- Знаешь, был почти уверен, что ты явишься, - говорит он после приветствий.
- А то нет!
- Да, уж раз ЗнаТоКи под обстрелом... Ну, садись, садись, все равно рад. Как жизнь?
- Твоими молитвами! - с иронией, за которой слышится уп­рек, отзывается Кибрит.
- Зина, претензий не принимаю. Дельный совет - пожалуйс­та.
- Ты этого Малахова вызывал? Он-то что говорит?
- С Малаховым я решил встретиться, держа в руках оконча­тельный акт экспертизы почерка... Пойми, если он сознается, это будет уже официальное заявление о даче взятки. Я обязан немед­ленно отправлять материал в прокуратуру для возбуждения дела. А пока акта нет, можно еще много чего выяснить своими силами. Надеюсь добраться до правды в рамках служебного расследова­ния.
- Я поняла... Фотографию ты проверил?
- Да, смотрели ее ребята, - вздыхает Саковин. - Похожа на настоящую.
- Не может быть, Женя! Я зашла как раз по этому поводу. Не знаю, помнишь или нет, но уже давно Юра Зайцев доказал: если объекты совмещены искусственно, то их освещенность всегда будет неодинакова. Даже при ювелирном фотомонтаже.
- Зайцев? ... Нет, не помню.
- Он потом ушел в НИИ милиции. Я тебя умоляю, свяжись, узнай, наверняка кто-нибудь делает такие исследования!
- Умолять, Зина, незачем. Что ты, в самом деле...

* * *

В кабинете Знаменского небольшая ссора - от нервов.
- Слушай, Паша, мы с тобой по уши в дерьме! - возбужденно шагая от стола к сейфу, говорит Томин. - Требуется доказать, как мы будем вылезать. А ты рассуждаешь, что ошибся в Малахове! Не интересует меня Малахов. Меня интересует, что мы будем дальше рассказывать нашему подполковнику.
- Вот этого я обсуждать не намерен.
- Ты катастрофически слаб в защите, Паша!
- Ошибаешься! Я зол как никогда и собираюсь драться! Но я отказываюсь сговариваться, как себя вести!
- Ну публика! Успели сцепиться? - входит Кибрит.
- Да Паша обижается, что мало дали. Две с половиной - ни туда ни сюда.
- За такую голову гроши! - поддерживает Кибрит, стараясь разрядить атмосферу. - Я была у Саковина. Думаю, удастся доказать, что фотомонтаж.
Друзья тотчас забывают о распрях.
- Хотел бы я знать, вместо кого приляпан любимый Пашин Малахов... Жалко, фон размыт.
- Но снимок сделан на улице.
- Со столькими людьми встречаешься - здороваешься!
- Погоди, Шурик. За тобой ходили пять дней?
- Пять.
- А ты все дни был в том костюме, что на фотографии?
- Зинаида, ты права! Ну-ка, покопаемся в извилинах...
Он задумывается, перебирая в памяти встреченных людей.
- Этот... этот... те двое... С Мишей мы постояли... потом... нет, я был без пиджака... Кому же я подавал руку на улице?.. Подклю­чить, что ли, мышечную память...
Томин встает с кресла, делает шага два, протягивает вперед руку, стараясь через жест восстановить ситуацию.
- Я там так стою? - спрашивает он Знаменского.
- Рука чуть повыше... И голову приподними.
- Значит, он более рослый...
Приняв замечание к сведению, Томин делает новую попытку.
- Убавь улыбку! - режиссирует Знаменский. - В лице, пожалуй, удивление.
- Ага... - Снова два шага вперед, рука протянута для пожатия, губы изображают полуулыбку.
- Не так охотно тяни...
- Викулов! - восклицает вдруг Томин. - Точно, Викулов! Помните такого субъекта? - спрашивает он, уже набирая номер телефона.
- Что-то знакомое.
- Алло, гостиница "Космос"? Старшего администратора. Из угрозыска. - Он прикрывает микрофон ладонью. - Вы должны помнить: с третьего курса его погнали за аморалку.
- Ах тот! - морщится Кибрит, поняв, о ком речь.
- Да-да? Старший инспектор Томин беспокоит. У меня прось­ба. Дней девять назад не останавливался у вас некто Викулов? Вера, Иван, Катерина... Да, Викулов. Жду... Нет? Спасибо боль­шое. - Он разъединяет и набирает внутренний номер, бормоча: - Позвони ему в "Космос"! То-то он бесконечно тряс руку... Аркаша? Я у Знаменского. Проверь срочно: Викулов... - Томин огля­дывается на своих: - Леша? Леня?..
Знаменский подсказывает:
- Леонид.
- Викулов Леонид, плюс-минус год - мой ровесник, учился со мной в институте, стало быть, прописан. Жду. - Он кладет трубку.
- Шурик, да как он может быть связан с этой историей? - сомневается Кибрит.
- Пока не знаю. Но чего не бывает. Уж если Паша начал взятки брать... Нет, ну чем приходится заниматься! Доказывай, что ты не верблюд!
- Ладно, - останавливается Знаменский. - Настройся на чисто профессиональную реакцию: где, кому мы прищемили хвост? Иначе не разберемся.
- Ну ты-то поперек горла базовским комбинаторам. А я уж думал-думал... Единственный вариант - обидел Шишкина. Не­дооценил Сеньора Помидора. Есть такой рыночный делец.
- Нет, ничего не понимаю. Против кого же удар? Против тебя или против Пал Палыча?
- Думаешь, мы понимаем? Это вопрос века, Зинаида. Если против Паши - зачем приплели меня? Если против меня - при чем тут Паша?
- Скорей, все-таки Пал Палыч на прицеле. Тебе отвели роль посредника, а взятка-то - ему.
- Заметь, Паша, все тебе: и честь и деньги.
- Если в прорези я - необъяснима слежка за тобой. Ведь я едва появился на базе, ровным счетом ничего еще не раскопал, а за тобой уже ходили.
- Значит, вопрос остается открытым, - вздыхает Кибрит. - Голова кругом: у тебя враги на базе, у тебя - на рынке. Но они же вас объединили! Выходит, они против вас тоже объединились?
- Выходит, враги общие.
Долго еще они прикидывают так и сяк. Шишкин, Малахов да Васькин, да еще Викулов... Как их увязать? Чем?
Наконец звонит Аркадий. Среди Леонидов Викуловых пригод­ного возраста есть врачи, спортивный тренер, целых почему-то пять фармацевтов ... и вдруг Томин кричит:
- Стоп! Вот это - совершенно прелестно! Спасибо! Паша, он бригадир грузчиков на твоей бандитско-фруктовой базе.
- Викулов? - ахает Кибрит.
- Да. Мы на верном пути. Там и там - огурчики-помидорчики. Шишкин, видно, с базой... - Томин замком сцепляет руки. - Лично мне задача ясна. Вплотную заняться Шишкиным и разведать стиль жизни Викулова. С тремя курсами юридического он там у них небось подпольная служба безопасности.
Знаменский предостерегающе поднимает палец:
- Вот он - твой старинный знакомый. Ты понял? Держись от Викулова на пушечный выстрел. Если ты с ним вздумаешь встре­титься, а Саковин узнает...
- Да, пожалуй, ссылкой на любознательность не отделаешься. Понял, остерегусь... Ну вы мне - ни пуха, а я вам - как полагает­ся, и ушел. Привет!
Томин стремительно выходит. Кибрит оборачивается к Зна­менскому:
- Кажется, немного просветлело, а?
- Совсем немного. Мы не разгадали главного: цель? На кой шут убирать со сцены следователя Знаменского? Рассердится народный контроль и вместо меня троих пошлет!
- Этого они могут как раз не понимать. Ты слишком напористо пошел - испугались, что опасен, и начали огород городить.
- О-хо-хо... Они там та-ак все понимают!.. Ну тем более - надо работать. Выкроишь часок?
- По линии криминалистики?
- Да, я тут приволок кое-какие документы. - Пал Палыч достает из шкафа кипу толстых бухгалтерских подшивок с много­численными закладками.
- Батюшки!
- Не экспертиза, Зиночка, не пугайся. Просто посмотри. Очень нужно!
Кибрит печально усаживается за стол.
- Голубые закладки - это акты о недостачах. - Знаменский раскрывает подшивки и показывает: - Тут то и дело встречается фамилия Старухин.
- Вижу.
- Приглядись тренированным оком: действительно подписи учинены одной рукой? Может, фальшивки?
- Сам-то куда?
- Сгоняю на базу. Спрошу все-таки подлеца Малахова, за что он мне деньги платил. Пусть в глаза скажет!

* * *

Непонятно, как сыщики прошлого обходились без телефонно­го кабеля? Нет, правда, попробуйте себе представить. Совершен­но немыслимо...
- Девушка! Междугородная! - кричит Томин. - Не разъеди­няйте, пожалуйста, человека пошли искать!..
Некоторое время он ждет, но вот обрадованно встрепенулся.
- Алло, товарищ Панко! Майор Томин приветствует. Не забы­ли?.. Здравствуйте-здравствуйте. Живы-здоровы?.. Какая-нибудь у вас там клубника для базара не поспела? Только цветет? Ну тогда редиска, не важно. Мне очень надо, чтобы вы приехали... Да, по поводу Шишкина, но история приняла неожиданный оборот. Скажите, вы помните в лицо тех, кто прогонял вас с черешней?.. Прекрасно. Тогда убедительно прошу... Договорились, буду встречать.

* * *

У стены склада четвертого цеха греется на солнышке какой-то человек в рабочих брюках. А на железнодорожных путях стоит несколько полуразгруженных вагонов с длинными парниковыми огурцами.
- Почему все открыто, а товар не принимают? - спрашивает подошедший Знаменский, окинув взглядом эту картину.
- А? - сонно откликается человек. - Мне покараулить веле­ли.
- Где Малахов?
- Не знаю, это Васькина товар. Они все там. - И он машет в сторону конторы, стараясь отвязаться от Знаменского, мешаю­щего дремать.
В конторе вокруг стола расположились Васькин, Лобов и один из перекупщиков с рынка, который участвовал в избиении Панко. На столе - бутылки из-под водки и остатки немудреной, на скорую руку закуски.
Лобов с виду трезв, Васькин - навеселе, перекупщик изрядно "нагрузился" и очень доволен жизнью. При виде Пал Палыча он не проявляет никакого беспокойства: не знает, кто это.
- А я ему: ты с нами не носил, ты с нами не таскал. Законно? - продолжает он содержательную беседу.
Его не слушают. Лобову неловко, он встревожен и старается замаскировать это усиленной вежливостью: вскакивает навстре­чу Знаменскому, говорит "здрасьте" и остается скромно стоять в стороне. Васькин неприятно поражен появлением следователя, а в первый момент и испуган. Но испуг быстро переходит в наг­лость. Потянулся было убрать с глаз долой бутылку, но подержал за горлышко и оставил на месте.
- Общий поклон, - неприветливо говорит Пал Палыч.
- Опять к нам? - буркает Васькин.
- Ну чего ты? - благодушно замечает парень, обиженный за гостя. - Налей человеку! Садитесь, не брезгайте!
- Разве ваша смена? - спрашивает Знаменский Васькина.
- Заболел Ваня. Перенервничал. Пришлось подменить. А у нас тут... пир во время чумы. Присоединяйтесь. Чума - ваша, закуска - наша.
Перекупщик охотно смеется.
Запланированный разговор с Малаховым сорвался, но, похоже, Знаменский не напрасно приехал.
- Я вам не начальство, но все же - что это значит?
- Обеденный перерыв. Ну и освежились малость с горя. Опять недогруз у нас.
- Кто этот товарищ? - указывает Пал Палыч на перекупщи­ка.
- Да... от общественности. Откликнулся помочь при составле­нии акта.
- Не вы ли легендарный Старухин?
- Не-ет, - тянет парень, туго начиная что-то соображать. - Я обыкновенный.
- Он с соседней автобазы, - говорит Васькин. - Феоктистов он.
- Ну да... Я вообще случайно зашел... - бормочет парень и икает.
- И этот гражданин удостоверяет у вас факт недостачи груза?
- Да он в порядке был. Как, Лобов?
- В полном порядке, - торопливо подтверждает Лобов. - С одной рюмки вдруг повело...
- Ты иди отдыхай, - советует Васькин парню со значением.
Парень начинает выбираться из-за стола.
- У товарища есть с собой какие-нибудь документы?
- Зачем? - нахальничает Васькин. - Мы его знаем, не сомне­вайтесь.
- Дайте мне акт.
- По четырем вагонам пять тонн тю-тю, - "сокрушается" Васькин, подавая акт. - Всякую совесть поставщик потерял!
Пока Знаменский просматривает акт, парня подхватывает и уводит Лобов.
Знаменский звонит:
- Антонина Михайловна? Я на складе у Васькина. В руках держу акт недостачи, который вызывает у меня большие сомне­ния... Потому что за бутылкой. Так называемый общественник лыка не вяжет... Да-да! Прошу прислать представителей для второй проверки. И пусть наш товарищ из народного контроля подойдет тоже... Сейчас направлюсь в бухгалтерию, затем к вам. Все.
Васькин язвительно усмехается следователю в спину: валяй, мол, суетись, меня не ухватишь, не проглотишь.

* * *

Той же позиции он держится, представ перед разгневанной Чугунниковой:
- Да ничего он не сделает. Пускай хоть с ружьями оцепляет! Хоть сто раз перевешивает! Сколько по акту не хватает, столько и не хватит.
- Увез уже?
- Конечно, скинул. Что я - маленький?
- Опять в рабочее время прикладываешься! От тебя за три метра... - машет Чугунникова ладонью перед лицом.
Васькин немного отодвигается.
- Ну, поддатый. А если я вторую смену подряд? Не железный. Могу принять для бодрости?
- Да не при следователе же!
- Да кто его знал, что он заявится! Никак не должен был прийти. Он уже, Антонина Михайловна, предмет с того света. Викулов тут...
Чугунникова протестующе поднимает руку.
- Не желаю ничего знать! Оставь при себе. Уж нас с тобой черт веревочкой повязал, а остальные меня не касаются.
- Ничего тебя не касается, живешь за мной без забот. А ругаешься.
- Без забот?! Думаешь, легко распланировать загруженность цехов, чтобы тебе дефицит шел, а другим - свекла с морковью?! И все вроде бы случайно, естественно. Думаешь, со мной не пыта­лись поговорить: дескать, Антонина Михайловна, трудно на од­ной естественной убыли. И с уголка стола уже, подлец, конвертик двигает.
Васькин проявляет живейший интерес:
- А ты?
- Возмущаюсь! - с ноткой горечи отвечает Чугунникова. - Даже грожусь в обэхаэсэс позвонить. Потом, конечно, прощаю. Он забирает конверт и уходит. Рад, хоть естественку не отняла.
- Умная ты баба, Антонина Михайловна! - восхищается Вась­кин. - Так и надо. Нечего распускать, все разопрут, - он подмигивает. - Нам не останется. Если б ты на меня еще ласково глядела...
- Васькин!! Ты совсем пьян?! Разговорился! - Чугунникова оскорблена даже больше, чем показывает. - Пока народный контроль не ушел, замри! Считай, это приказ.
- Легко сказать! Они, может, полгода торчать будут, ты мне оброк скостишь? Не скостишь.
- И так перебьешься. Это Петр Иванович покойный все в железку просаживал, а у тебя небось кубышка битком.
Васькин даже забывает свою мужскую обиду:
- У меня - кубышка?!
- А куда ж ты деньги деваешь? Второй семьи нет, все домой тащишь.
- Да ты посчитай, во что мне этот дом обходится! Кооператив построил. Полсотни метров. Пятьдесят на четыреста - сколько? Двадцать тысяч. Дальше. Ездить надо? Тачка, гараж, то крыло, то резина. Жена с дочками. Чтобы зимой попки не мерзли, тулупчи­ки надо? Три по куску. Себе надо - еще кусок. Шапочки добавь, сапоги, шарфы из "Березки". Это тебе минимум пять без демисезона и всяких там сережек, только тело прикрыть. Они одних джинсов по сто пятьдесят сколько истаскали. За ними все посчи­тать - уже под сорок потянет. А это мы с тобой еще квартиру не обставляли.
- Была я у тебя. Ничего особенного, не красное дерево.
- Ну и сколько?
- Тысяч шесть.
- Семь с полтиной. Без ковров и люстры. А я еще садовый участок взял. Избушку леплю. Чтобы воздухом дышать, без вся­ких излишеств. Знаешь, почем за все дерут? Да я еле концы с концами свожу! Недавно приличную музыку в комиссионке на­шел, девки одолели. Так, честное слово, бегал по людям, четыре тысячи занимал до получки!
- Как же ты жил, когда в школе работал? - насмешливо спрашивает Чугунникова.
Васькин отвечает не сразу, с каким-то тягостным удивлением и грустью.
- Знаешь, лучше... Сам не пойму... Вроде ничего и не нужно было...
Его прерывает переговорник:
- Антонина Михайловна, вы распорядились, чтобы я не давала вам пропускать бассейн.
- Спасибо, Зоенька. Где-то в бухгалтерии Знаменский. Пре­дупредите, что через тридцать минут уеду... Вот что, Володя! - обращается она решительно к Васькину. - Зарвался ты! Всякий страх потерял. На тот факт, что ты в присутствии товарища из органов позволил себе быть в нетрезвом виде, я как руководитель обязана отреагировать. Завтра будет приказ. Сниму тебя с Доски почета.
Васькин искренне пугается:
- Да что ты, Антонина Михайловна?! Да за что же?!.. То тринадцатую зарплату срезала, а теперь уж совсем...
- Нужна тебе тринадцатая! У тебя и четырнадцатая, и двадца­тая в кармане.
- Да ведь не рублем единым жив человек! Ты же меня на позор...
Секретарша докладывает:
- К вам Знаменский.
- Проси.
Входит Знаменский и Васькин поднимается, расстроенный и злой.
- Можете идти, товарищ Васькин, - начальственно произно­сит Чугунникова. - Надеюсь, вы сделаете надлежащие выводы из нашего разговора.
Знаменский провожает его любопытным взглядом.
- Садитесь, Пал Палыч.
- Никак не добьюсь толку в бухгалтерии, Антонина Михайлов­на. Вместо детальной расшифровки, о которой мы договаривались, мне выдали до того общую бумажку... Практически она ничего не отражает.
- То, что вы хотите получить, Пал Палыч, требует людей более высокой квалификации, чем мои девочки. Уже на уровне ревизо­ра КРУ Министерства финансов.
- Простите, требует желания и честности!
- Запишем в коммюнике нашей встречи, что стороны обменя­лись мнениями по данному вопросу, - заявляет Чугунникова. И сразу меняет тон на юмористически-кокетливый: - В ваших глазах я угадываю вопрос: что за фрукт такой - Чугунникова? Почему ничего не боится? Или притворяется Чугунникова?
- Притворяетесь. Но немножко.
- О, совсем капельку, Пал Палыч! Я действительно не боюсь. Ведь на базе нет кочна капусты, луковицы нет, за которую я лично отвечаю. Вся материальная ответственность - на кладовщиках. Это их картошка, их апельсины, их виноград, у меня - телефон и вот, - поднимает авторучку. - Все.
- Может быть, базе вообще не нужен директор?
- Нет, ну какую-то пользу я приношу, - смеется Чугунникова. - Вот пробила оборудование для длительного хранения - это мое дело. А следить, чтобы при разгрузке лишний ящик не разбили... - пожимает плечами. - У вас что-нибудь еще? А то я собираюсь...
- Да, еще. Почему в середине месяца Васькин принял партию черешни? Четвертый же цех специализированно овощной.
- Вероятно, склады были забиты, Пал Палыч. Приняли, где нашлось место. А в какой связи?..
- Меня заинтересовало крупное списание в те же дни.
- И сколько списали?
- Почти шесть тонн. Грубо говоря, две машины черешни. Две машины, которые, похоже, и свезли на рынок конкуренты Панко. Даты совпадают в точности.
- Ну, грузчики у Васькина привыкли со свеклой, она не бьется. А вообще-то шесть тонн - мелочовка.
Знаменский говорит негромко, но видно, что "взорвался":
- Шесть тонн - мелочовка. Две мелочовки - двенадцать. Четыре мелочовки - двадцать четыре. Так что все можно списать. По мелочовке. И вы ни за что не отвечаете? Нет, не пойдет, Антонина Михайловна!
- Посмотрим, посмотрим... Извините, мне пора. - Чугунни­кова встает, дружелюбно протягивает руку. - Дорогой Пал Па­лыч, я сама кровно заинтересована в вашей работе. Но не спраши­вайте с нас невозможного. В сфере возможного всегда к вашим услугам.
- Спасибо. В сфере невозможного мне ваши уже устроили.
- Простите, не понимаю?
- Рад, если так.

* * *

В контору, где туча тучей сидит Васькин, входит Малахов.
- Котя, я пришел. Оклемался.
- Ну, молодец, - безрадостно отзывается Васькин.
- А ты что? Не в себе?
- Схлопотал... от дорогой начальницы.
- Ой, Котя! Никакого тебе покоя нет! - переживает Малахов.
- А, гори оно все!.. - Васькин, подойдя к двери, выглядывает, нет ли кого поблизости, запирает дверь на ключ. - Давай позанимаемся!
Малахов достает из шкафа спрятанную гитару. Занятия прохо­дят в тайне.
Неуклюже Васькин обхватывает гитару большими руками, долго прилаживается, пробует одну-другую струну. Малахов наблюдает за ним сочувственно, почти жалостливо.
- Ну, давай, - решается Васькин и старательно берет несколь­ко аккордов:
"Надежда - мой компас земной..."
Малахов тихонько мелодично подтягивает. На лице Васькина напряжение, он сбивается и фальшивит.
- Как-то ты ее не так, Котя... не так держишь. Ты не дави, ты играй! Вот, - Малахов забирает гитару, привычно наигрывает мотив. - Эту руку так, эту так. И ласково, понимаешь, ласково.
- Глядеть-то оно просто...
Васькин в поте лица одолевает несколько музыкальных фраз и снова фальшивит.
- Ну, никак! - горестно удивляется он.
- Ничего, Котя. Сегодня не в настроении... - Малахов утеша­ет, понимая, что сейчас Васькину очень нужна песня. Душа про­сит.

* * *

Квартира Чугунниковой обставлена мебелью послевоенных лет. Ковры, люстра, вазы - все очень добротное, но старомодное. А из современных вещей - только большой цветной телевизор. На стене увеличенная фотография, где Чугунникова в молодости снята под руку со статным мужчиной лет сорока, в мундире с генеральскими погонами.
На диване лежит дочь Чугунниковой - Лена. Услышав, что хлопнула входная дверь, она отворачивается к стене.
- Как приятно видеть тебя дома, - заглянув в комнату, гово­рит Чугунникова. - Если не заболела.
- Нет.
Чугунникова скидывает плащ, снимает туфли.
- Поругалась со своим мальчиком? - спрашивает она из коридора.
- У "моего мальчика" есть имя, и ты его знаешь.
- Да, - легко улыбается Чугунникова. - Я помню имена всех мальчиков, с которыми ты поругалась.
- С ним я не поругаюсь никогда.
Убежденный тон дочери заставляет Чугунникову на секунду замереть в тревоге.
- Леночка... - осторожно начинает она. - Я не стесняю твоей свободы... Но только, пожалуйста, не увязни раньше времени! Ты такая у меня красивая, умная. А Саша приятный парень, но... не нашего круга, согласись.
- Наш круг - разряженная публика в Торговом центре? - не поворачиваясь от стены, спрашивает Лена.
- Дочка, зачем тебе надо со мной поссориться? - спрашивает Чугунникова, присаживаясь на диван рядом с Леной. - Не пере­дергивай! Ты же знаешь, что я имею в виду. Моя работа связана только с тем, какой вуз я кончила. Будь жив твой отец...
Лена резко поворачивается на диване.
- Молчи об отце!.. Не могу больше! Молчи!
- Почему? - поднимается с дивана Чугунникова.
- Как ты гордишься, что умеешь выглядеть спокойной! А ты на всякий случай сядь!
- Не хочется. После бассейна всегда такая бодрость... - Чугун­никова старается заглушить нарастающую тревогу. - Жаль, что ты не...
- Мама, хватит! Хватит врать! Не был мой отец генералом! И не погиб, когда мне был годик. И не было у нас громадной дачи в Барвихе!
Удар сокрушительный - ноги у Чугунниковой действительно подламываются, однако она все еще цепляется за старую легенду.
- Но вот его фотография, - мертвым голосом произносит она. - Вокруг его вещи. Он не писал писем, потому что по роду службы...
- Мама, очнись! Ты слышишь, что тебе говорят?! Я была вчера в Барвихе у одной девочки. Ляпнула про дачу. Меня подняли насмех! При Саше, при всех! Дачу построила знаменитая писательница, потом купил знаменитый артист. Назвать фамилии? - Ленку корчит от воспоминания о пережитом унижении. - "Наш дивный дом в Барвихе"!..
Мать сидит оглушенная, молчит.
- Остальное мне объяснила вкратце тетя Вера.
- Мерзавка... - без выражения произносит Чугунникова.
- А ты маньячка, сумасшедшая. Ты же плакала, когда мы туда ездили! Привезла показывать: "Вот здесь ты училась ходить...", смотрела на чужой дом... До сих пор помню, как ты горько плакала. О чем? Ну скажи мне, о чем?! Мама!
Чугунникова отзывается не сразу.
- О том, что ничего... ничего этого не было... - скрывая слезы, Чугунникова разбитой походкой идет к серванту, наливает рюмку коньяку, но, не выпив, ставит обратно. Спрашивает с мучением: - Тебе нужна правда?
- Да. Что с отцом? Кто он?
- Кто? Студент. За ним следом я и пошла в Плехановский... Мы должны были расписаться. И тут... тут он дал задний ход. Мы, говорит, молоды, зачем связывать себя ребенком... то есть тобой. А у меня, слава богу, не поднялась рука. - Она выпивает рюмку, и в ее тоне появляются вульгарные нотки. - Мой красавчик захотел в аспирантуру, подкатился к деканской дочке. Меня побоку с моим пузом.
- Ты так специально? Чтобы стало больнее?
- Хочешь, чтобы я билась об стенку? Этим, доченька, я долго занималась. Ты представляешь, что такое мать-одиночка?..
- Неужели ты не могла выйти замуж? Одну тебя, что ли, бросили! До того банальная история! - в голосе Лены и жалость и презрение.
- Банально то, что случается с кем-то другим. А когда с тобой, это трагедия... Мне не встретился человек, за которого хотелось бы замуж. А кроме того, дать тебе отчима...
- Ну ладно, ну не вышла. Но зачем такой-то, бутафорский?! - показывает Лена на фотографию.
- Нет, ты не понимаешь. Когда ты была маленькая, смотрели по-другому, стыдились. Вам выдавали позорную метрику с про­черком в графе "отец". Все про таких детей знали, и в садике и в школе, это было пятно... Никогда не скажу, чего мне стоило, но ты стала законной генеральской дочкой. И выросла гордая, без комплексов.
- И ты год за годом, год за годом... Материнский подвиг, да? А каково мне теперь? "Папин письменный стол", "папино кресло", "папина фуражка", "папин стакан", "папин день рожде­ния", "наша фамилия", "традиции семьи", - она останавливает­ся, задохнувшись. - Да здесь каждый стул лжет! Видеть не могу!
- Давай все сменим? Хочешь? Все до последней кнопки! - Чугунникова зажигается надеждой увлечь дочь. - Эту рухлядь - вон. Самой надоело. Все по-новому. Сюда - стенку... Сюда - угловой диван... Медвежьи шкуры. Декоративный камин сложим. Хочешь?
- Где ты наберешься денег...
- Не твоя печаль! Все сделаю! - на лице Чугунниковой уже пробивается улыбка, она не замечает, что потеряла осторожность и переборщила, "покупая" дочь.
- Мама, а на какие вообще доходы мы шикуем? - медленно спрашивает Лена. - Раз не было генеральского наследства... раз ты не продавала громадную дачу... а мы все живем и живем, восемнадцать лет на нее живем... шубы покупаем... за бешеные деньги встречаем Новый год...
- Разве это бешеные, дочурка? Бешеные - когда совсем другое число нулей.
Но Лена не слышит, смотрит широко открытыми глазами.
- Я даже не задумывалась, какая у тебя зарплата... Мама?!

* * *

Время поджимает друзей. Сколько еще рискнет Саковин удер­живать материал в рамках служебного расследования?
- Как у тебя, Зиночка? Много оказалось Старухиных? - спра­шивает Пал Палыч.
- Нет. Росчерк отработанный. Выполняется от начала до конца единым штрихом. Во всех элементах идентичность. Так что фальшивок я не нашла.
- А еще что? - Пал Палыч чувствует, что она не договорила.
- Да есть попутное наблюдение... - Кибрит берется за под­шивки, лежащие на столе. - Акты оформлены аккуратно. Под­пись Старухина обычно строго в линеечку. Вот: "Лобов - Старухин", "Лобов - Старухин". Но в некоторых случаях, погляди: здесь выше строки полезла, а тут ниже... или вот - косо...
- Нетрезвый?
- Тогда при увеличении было бы видно, что нарушена коорди­нация движений. Я сидела и думала... По-моему он не всегда подписывает с остальными. Где-то в другом месте, где не очень удобно или плоховато с освещением.
Носят на подпись? - прикидывает Пал Палыч. Правдоподоб­но. Наспех подмахнул на лестнице или в подъезде... Он связывает­ся с оперативным отделом, просит спешно выяснить, что и где Старухин.
А пока решает прибегнуть к помощи зампреда Комитета на­родного контроля. Зная положение Пал Палыча, тот держится подчеркнуто внимательно.
- Петр Никифорович, я встречаю на базе упорное сопротивле­ние. Вплоть до провокаций против меня. Вы, вероятно...
- Да-да, мне известно, - мягко подтверждает зампред.
- Отчасти потому я в цейтноте. Факт разгрузки злополучных вагонов с помидорами подтвержден. И есть еще подозрительный случай с черешней. Но чтобы проследить, куда сбыли, нужны люди.
Раздается телефонный звонок.
- Извините... - зампред берет трубку и, не интересуясь кто, говорит: - Попрошу через пять минут... - и снова Знаменскому: - Слушаю вас.
- Нужны человека три. Энергичных и сообразительных.
- Чтобы я понял смысл задачи. Коротко.
- Мною изъят журнал, где регистрируются номера выезжаю­щих с базы машин. Надо отыскать по автохозяйствам соответст­вующие путевые листы. Затем в торгах, которые заказывали машины, проверить накладные на приемку груза. И через это сито отцедить...
Телефонный звонок.
- Извините... Попрошу через пять минут... Отцедить шоферов, возивших "налево"? - доканчивает зампред. - Добро.
Параллельно и Томин мобилизует силы. То распинается перед директором рынка, добиваясь, чтобы тот подсказал, куда откоче­вали его прежние перекупщики и как нащупать выходы на Шишкина. То встречает на Курском вокзале Панко и устраивает так, чтобы он был под рукой. То кого-то инструктирует, то кому-то докладывает: ОБХСС с его подачи готовит операцию против перекупщиков на рынках.
Периодически Томин крутит телефонный диск и взывает:
- Любочка! Удалось?
Он пытается разыскать Пал Палыча. Наконец Любочка "берет след".
- В антиалкогольном профилактории? - изумляется Томин. - Какая широта интересов... Ну, тогда, Любочка, отбой.

* * *

В саду при антиалкогольном профилактории картина не отли­чается от той, которую можно видеть при любой терапевтической больнице - вид на прудик, гуляющие пациенты.
Идя по аллее, Знаменский спрашивает встречных:
- Извините, где-то здесь Старухин Николай Яковлевич. Не подскажете?
Наконец кто-то реагирует:
- Вон там, под елкой сидел.
На скамье под елкой подремывает красноносый, рано одрях­левший человек. На плечах у него потертое пальто, в которое он зябко кутается.
- Здравствуйте, - говорит Пал Палыч.
- Здравствуйте... - моргает Старухин. - Но, извиняюсь, не узнаю. Память что-то опять...
- Я по поводу базы, - нащупывает почву Пал Палыч.
- А-а, - оживляется собеседник, - Без дяди Коли никуда? - он приосанивается. - Ладно уж, помогу. - Оглянувшись, отвора­чивает полу пальто. - Давай. В кармане не видно будет.
Знаменский переживает секунду растерянности - беседа раз­вивается слишком стремительно и прямолинейно.
- Или не принес? - строго вопрошает Старухин. - Такого уговора не было! - и наполеоновским жестом запахивается.
- Перерыв, дядя Коля, - находится Знаменский. - Не смог.
- Ну и что - перерыв? Надо было зараньше.
- Через десять минут кончится и слетаю! - обещает Пал Палыч. - Какую хотите?
- "Сибирскую"! - твердо говорит Старухин. - Пора бы знать!
- Пока побеседуем? - предлагает Пал Палыч.
- Ты тут впервой, что ли?
- Впервой.
- А-а, интересно тебе... Ничего тут интересного. Манная каша да процедуры, да обратно манная каша.
- Не пойму, от чего вам лечиться, дядя Коля, вы же в порядке, - втягивает старика в откровенность Пал Палыч.
- От того лечусь, что пить нормально не могу, - сетует Стару­хин. - Раз! - и забываю. Вот на тебя гляжу - будто первый раз вижу.
- Надо же! Все забываете?
- Нет, ну главное помню. В городе я с любого конца домой доеду. - Мысли его внезапно перескакивают. - Эта вот сестра - самая вредная! - шепчет он, указывая куда-то в сторону. - Так уколет - три дня боком сидишь. Ты ей когда попадался?
- Я не здешний, дядя Коля. Насчет базы я. - Знаменский быстро вынимает голубой бланк акта и протягивает Старухину.
Тот пристально читает.
- Подписанный... - говорит он непонимающе. - Значит, я уж подписал?
- Это ваша подпись?
- Чья ж еще!
Старухин сует бланк обратно Знаменскому и поспешно ощупы­вает карманы пальто.
- А где же?..
- Вон как вы ее помните! - улыбается Знаменский. - А на память жаловались. Пожалуй, и Васькина по имени-отчеству помните?
- Васькина? Не, не помню.
- А Малахова?
- Малахова помню. Малахов Ваня. Он меня и рекомендовал по общественной линии. Малахов Ваня, как же.

* * *

Машина Томина, где кроме него и Панко сидят двое сотрудни­ков ОБХСС, стоит неподалеку от рынка. Приметив проезжаю­щий мимо грузовик с немосковским номером, нагруженный мешками, Томин спрашивает:
- Поглядим?
- Давайте, - откликаются сзади. - Похоже, первая картошка.
- Картошечка стандартная, через дуршлаг не проходит, - усмехается Томин и трогает следом за грузовиком.
Перед воротами рынка грузовик притормаживает, начинает осторожно маневрировать. Публика раздается в стороны, и тут к кабине подскакивают двое мужчин, делают знаки сидящему в кабине.
- Они! - возбужденно вскрикивает Панко, прилипая к ветро­вому стеклу. - Вот они ко мне и подходили тогда!.. Вот так же тогда взяли в клещи!..
- Ну наконец-то!
После энергичной жестикуляции один из перекупщиков вле­зает в кабину. Грузовик вползает в рыночные ворота. И вдруг обе дверцы его враз распахиваются.
- ОБХСС. Ваши документы, пожалуйста.
- А в чем дело? - говорит протестующе усталый человек за рулем. - Мы от колхоза, привезли молодую картошку. В чем дело?
- К вам лично никаких претензий, товарищ. Но, насколько я понимаю, картошку вы уже продали? Оптом. Верно?
- Ну, мы вроде условились.
- Чего условились? Чего условились? Ты чего болтаешь? - нервной скороговоркой врезается перекупщик. - Я тебя не знаю, ты меня не знаешь.
- А вас, гражданин, не спрашивают, - прерывает сотрудник ОБХСС. - Он не знает, так мы знаем.
- Нижайшая просьба, - говорит Томин человеку от колхоза, - подъедемте с нами к отделению милиции. Чтобы задокументи­ровать эту сделку.

* * *

В лабораторию Томин входит с ощущением вчистую "отстре­лявшегося" человека.
- Я тут немножко посижу, Зинуля.
- Тебя Женя Саковин ищет.
- Ничего. Подполковник Саковин подождет майора Томина. Пятиминутная передышка. - Закрывает глаза. - Я, Зинаида, становлюсь фаталистом. Будь что будет. На сегодняшний день сделал все, что мог. Друзья Шишкина взяты с поличным. Если с ними грамотно поработать - минимум полклубка можно размо­тать... А Пашу Саковин тоже ищет?
- Его тоже... Раза четыре звонил. И какой-то "раскочегаренный".
- Наверно, срок не терпит. - Томин с удовольствием вытяги­вает ноги. - Надо думать, наша история на контроле и тут, и там.
Звонит телефон.
- Опять! - восклицает Кибрит.
- Меня здесь нет еще целых две минуты.
- Так и сказать? - Снимает трубку. - Слушаю... Да, он здесь.
Томин показывает ей кулак.
- Алло... Паша, ты! - радуется Томин. - Нет, слушай, не надо, я тут так хорошо сижу... Гм... - он кладет трубку. - Паша спрашивает, не пройдусь ли я по коридору.
Он идет по коридору. Навстречу - Знаменский с Малаховым. Вот пары поравнялись и разминулись. Малахов никак не отреаги­ровал на встречного. Разумеется, Знаменский проверяет не Томина, а Малахова.
Пал Палыч оборачивается и зовет:
- Александр Николаевич!
Томин возвращается. Он-то, конечно, узнал Малахова по сов­местной фотографии, но виду не подает.
- Хочу вас познакомить с моим лучшим другом, - говорит Пал Палыч Малахову. - Томин, Малахов.
- Очень приятно, - стеснительно произносит Малахов.
Томин отвешивает легкий поклон.
- Паша, мне тоже должно быть приятно?
- Очень... Хотя что я вас знакомлю, вы ведь встречались? - Вопрос обращен к Малахову.
- Нет. Откуда? - удивляется тот. - Первый раз.
- Пал Палыч, Саковин тебя обыскался, - говорит Томин.
- К нему и спешим, - с неожиданным для момента благодуши­ем отвечает Знаменский.

* * *

- Разрешите? - входит он с Малаховым в кабинет Саковина.
- Где вы пропадали, Пал Палыч? - Саковин сердит.
- Хочу представить вам кладовщика Малахова, - спокойно отзывается Знаменский. - Он только что встретился в коридоре с Томиным и утверждает, что в жизни его не видел.
- Вы не имели права этого делать!
- Уверяю вас, через три минуты вы измените точку зрения.
- Будьте добры, оставьте нас вдвоем, - говорит Саковин Малахову.
Малахов делает движение к двери, но Знаменский его останав­ливает:
- Погодите, Иван Степаныч. Убедительная просьба, товарищ подполковник, разрешите один вопрос к Малахову в вашем при­сутствии.
- И что дальше?
- Дальше вам самому захочется задать второй и третий. А потом нам с вами понадобится тайм-аут.
Саковин смотрит на Пал Палыча с неодобрением, но и с любо­пытством.
- Хорошо, попробуйте.
Не садясь и не усаживая Малахова, Знаменский спрашивает:
- Скажите, где вы познакомились с неким Старухиным?
Малахов смущен и обстановкой и своей непонятной ему ролью.
- В Кащенке. В одной палате были.
Знаменский делает приглашающий жест - дескать, ваша оче­редь, товарищ подполковник.
- По поводу чего вы находились в Кащенко? - спрашивает Саковин.
- На экспертизе. Я в телеателье работал. Ну и с одним клиен­том... Нервная работа. Понервничал.
- Подрались?
- Подрался. И еще словами.
- Вас судили?
- Нет. Домой отпустили. Порошки дали.
Саковин откидывается на спинку стула.
- Да, Пал Палыч, тайм-аут. Счет в вашу пользу.
- Вы, Иван Степаныч, немножко посидите, пожалуйста, там есть скамеечка в коридоре. Хорошо?
- Чего ж. Посижу, - соглашается Малахов и выходит.
- Под дверью Томин мается, - с вопросительной интонацией говорит Пал Палыч.
У Саковина, в сущности, камень с души, история обещает разрешиться "бескровно". Но есть неудовольствие, что как-то оно все без него сделалось.
- Ладно! Зовите.
Знаменский выглядывает в коридор, машет Томину. Тот вхо­дит, пытается сориентироваться. Саковин показывает жестом, чтобы сел и слушал. И обращается к Знаменскому:
- Вам известны подробности? Заключение медицинской комиссии?
- Подробностями драки не интересовался. А заключение... - читает по записной книжке: "Признан невменяемым в отноше­нии совершенного деяния".
- Малахов?! - вскакивает Томин.
- Да-да, Малахов, - обыденно подтверждает Саковин. Он успел уже свыкнуться с нежданной новостью.
- Надо было давно догадаться! Кто в трезвом уме станет давать Паше взятку!
- Садись. Побольше выдержки. Что еще вы можете сообщить, Пал Палыч?
- Естественно, я поговорил с врачом. Невменяемость Малахо­ва, - дальше он читает, - "...была связана с началом психическо­го заболевания, в основе которого лежали склеротические про­цессы и почечная интоксикация. Проведенное лечение дало более или менее устойчивое просветление сознания, возврат к трудос­пособности".
- И с чем же мы сегодня имеем дело? - спрашивает Саковин.
- Отвечу, опять же цитатой: "Возможные дефекты психики: в состоянии резкого эмоционального подъема или спада может быть склонен плоды собственного фантазирования считать ре­ально происшедшими событиями".
- То есть склонен бессознательно завираться?
- Оригинальные у него фантазирования! - снова не выдержи­вает Томин. - Сумасшедший-сумасшедний, а воровать ума хвата­ло! И две с полтиной раздобыл и перевел куда надо.
- Даже не знаю, что делать, - озадаченно произносит Саковин. - Какой из него, к шуту, свидетель?.. Но, с другой стороны, кто сказал, что он и теперь "того?..
- Женя, надо поговорить! Нам бы какие-то зацепочки, дальше сами размотаем. Шишкин у меня уже на крючке.
- Я считаю, Евгений Николаевич, - поддерживает Знаменский, - надо попытаться добыть из Малахова истину. Пусть хоть иска­женную. Если его начинает "заносить", это сразу заметно, мы сумеем отсеять фантазии.
- Ну... давайте попробуем, - соглашается Саковин.
- Разрешите предварительно один звонок. Это существенно.
Пал Палыч торопливо набирает номер.
- Знаменский беспокоит. Как у вас с шоферами?.. Да?.. Спаси­бо большое! - и кладет трубку очень довольный. - Помидоры вывезены на базар. Сданы Шишкину. И тогдашняя черешня тоже, - добавляет он для Томина. - И всем шоферам товар отпускал Васькин. Малахов сказал правду - при нем вагоны уже стояли пустые. А ведь все было подведено так, чтобы отвечал он!
- Один раз признали невменяемым... - подает голос Томин.
- Вот-вот! Для того и держали! Привезут груз при Васькине, он сразу кинет налево, сколько успеет, потом заступает на смену Малахов и... оформляет недостачу. Ценнейший человек.
- Женя, я зову? - не терпится Томину.
- Зови.
Малахов входит все такой же стеснительный, немного робею­щий. Саковин мягко приглашает его взглянуть:
- Иван Степаныч, вот есть у нас одна фотография, - он кладет на стол снимок.
- Это вы, - изумленно смотрит Малахов на Томина.
- Вы и я.
- Загадка. Не встречались же, - округляет он наивные глаза.
- Но перед вами фотография, документ, - говорит Саковин. - Как вы можете это объяснить?
- Не знаю. А вы? - снова адресуется он к Томину.
- Я тоже забыл.
- Загадка. Улыбаюсь. Выгляжу хорошо, да?
- А вы часто фотографируетесь? - спрашивает Саковин.
- Нет. Зачем.
- Возможно, тогда вы вспомните... пусть не с этим товарищем, а еще с кем-то... но так же вот пожимаете руку... вас не фотографи­ровали?
- Недавно. Для стенгазеты.
- С кем же?
- С Котей мы, - улыбается Малахов.
- Простите?
- С Васькиным, - объясняет Знаменский.
- Я в галстуке, - склоняет голову набок Малахов. Фотография интригует его. Он говорит о ней охотно.
- Поточнее не вспомните, когда именно вы фотографирова­лись с Васькиным?
- Неделя. От силы - полторы.
- А по какому поводу?
- Выполнение соцобязательств. Вроде друг друга поздравля­ем.
- И помещена она в стенгазете?
- Нет еще. Скоро.
- Ну а кто вам предложил... кто сказал, что надо сняться?
- Котя. - И снова рука тянется потрогать фотографию, повер­нуть так и эдак. - Загадка! - смакует он.
- Иван Степаныч, фотограф был ваш, базовский?
- Нет. Приглашали. По трешке взял.
- Хорошо, с этим вопросом ясно, - подытоживает Саковин.
Знаменский поднимает палец, прося слова. Саковин кивает.
- Иван Степаныч, это вы привлекли Старухина для составле­ния актов о недостачах?
- Я это.
- Но он же больной человек, подпишет что угодно.
- Нет, - встает Малахов на защиту Старухина. - Он когда как. Когда привлек, он в себе был. За три дома от базы. Скучает. Я и привлек. Без бюрократии. На свежем воздухе. Сиди, смотри. Чекушку поднесут. Но ребята портят. Нельзя ему много-то. Дяде Коле.
- Ясно, - говорит Саковин. И, видя, что Томин хочет спро­сить. - Давай.
- Что делает у вас на базе Викулов?
- Он бригадир. Над грузчиками.
- И все?
- Ну... Голова, вообще-то. Мозги в спецовке. Чего надо умное - к нему. Большой человек был. Юрист. Так и зовем. За справед­ливость пострадал, - переживает он за Викулова. - С горы - да к нам. Так человек пострадал! Страшное дело!
- Можно я про основное? - спрашивает Знаменский.
- Пожалуй... - соглашается Саковин.
Знаменский подходит к Малахову, садится рядом, дружески кладет руку на колено.
- Иван Степаныч, вы ведь добрый человек, это видно. Скажи­те, за что вы меня старались в тюрьму посадить?
Малахов очень расстраивается:
- Не старался! Что вы! Да боже мой!
- Но ведь мне за получение взятки полагается тюрьма. А вы мне эту взятку на книжку перевели. Перевели ведь?
- Перевел... - шепчет Малахов.
- Зачем? Я вас просил? Намекал? Был хоть какой-то разговор - мол, мне от вас что-то надо?
- Не было.
- Как же вам в голову пришла такая мысль?
- Это нет... - со стоном говорит Малахов, - не могу сказать!
- А номер сберкассы и счета вам тоже Котя продиктовал?
- Это юрист.
- Как он узнал номер счета? - вмешивается Саковин.
- Не знаю.
- Примерно тогда я брал зарплату. Кто-то мог просто стоять за плечом, - предполагает Знаменский.
- Все деньги ваши? - спрашивает Саковин.
- Половина.
Малахову стыдно, мучительно. Пал Палычу уже откровенно жаль его, а что поделаешь? Надо спрашивать.
- Тот, кто... вас надоумил, он объяснил, за что платить?
- Да вот те вагоны. Три вагона-то. Пропавшие. Говорит, не­приятности будут. Полагается, говорит. Все берут. - Малахов вскидывает на Пал Палыча ясные глаза и спрашивает по-детски: - Нет? - И, прочтя на лице Знаменского ответ, отчаивается. - Ошибся. Не хотел плохого... Говорит, давай скинемся. Человек на одну зарплату живет. Жалко стало. Я и принес.
Воцаряется молчание. Томин давится подступающим смехом.
- Нам понятно, с кем вы скидывались, - говорит Саковин, - но, может, все-таки назовете имя?
- Что хотите! Не могу!
- Ну, хорошо, оставим... Вы знакомы с Шишкиным? - помол­чав, продолжает Саковин.
- С рынка. Не люблю его.
- А откуда вы его знаете?
- Ходит к нам.
- Не слышали: был случай - он пять суток отсидел? - встав­ляет Томин.
- Слышал. Ох, злился! Ох, разорялся! - с переменой темы Малахов оживает. - Погоны, говорит, сниму! С опера того. Кото­рый посадил. Голым, говорит, в Африку пущу!
- Мерси, - фыркает Томин.
Малахов не замечает:
- Он такой. Если заведется. Азартный. Все просадит, чтобы по его!
- А почему вы его не любите? - интересуется Саковин.
- Ну... между нами. Боюсь за Котю. Плохо влияет.
- Ой, Малахов! - не выдерживает Знаменский. - Восьмое чудо света!
- Зачем? - Малахов готов, пожалуй, обидеться.
- Да я не в насмешку, Иван Степаныч.
Саковин забирает "бразды правления":
- Есть одна неясность. Ну рассердился, Шишкин, как вы выражаетесь, на опера. Решил отомстить, так?
- Так.
- Ну а Знаменского-то почему вместе припутали?
- Не понял?
Саковин в раздумье чешет подбородок и заходит с другой стороны:
- Не было слухов, что вместе с "опером" еще кого-то... в Африку?
- Это похоже. Опера сначала по бабьей линии хотели. Засту­кать - и жене. Или на выпивке. Чтобы начальству. Потом юрист говорит: лучше сделаем. Обоих в один мешок.
- Про кого? - "обоих"?
- Не знаю. Больше не знаю.
Саковин вздыхает, обводит всех глазами.
- Ну что, товарищи?
Томин поднимается.
- Я бы считал, пора кончать.
- Ох, Иван Степаныч, - встает и Знаменский. - Прибавили вы нам седых волос...
- Пал Палыч! - душевно говорит Малахов. - Я ведь предуп­реждал. Сразу же. Помните, говорил? Поостерегитесь, мол. Мафия. Империя. Не остереглись вы... И мам-Тоне небось неприятности.

* * *

Тут Малахов прав. Неделю спустя на заседании Комитета на­родного контроля оглашается весьма резкий доклад о проверке дел на базе.
После короткой паузы зампред говорит:
- Хотим получить ваши объяснения, товарищ Чугунникова.
Чугунникова в большом напряжении. Услышанное превзошло ее опасения. Но она решает придерживаться все-таки заранее заготовленного обтекаемого варианта своей речи:
- Спасибо, товарищам, принявшим участие в проверке, - говорит она, умудряясь выдерживать естественный тон. - Спаси­бо за их советы и замечания. Они будут доведены до сведения коллектива. Здесь было высказано много очень острых замеча­ний. Мы, хозяйственники, учимся понимать критику как руковод­ство к действию. Мы соберемся у себя, обсудим. Со своей стороны я просила бы уважаемых членов Комитета рассматривать вопрос шире, чем о неполадках на одной базе. Надо смотреть по-государ­ственному. Научная технология хранения овощей изобретена до первой мировой войны, а мы все перебираем картошку руками. Да еще узнаем из газет, что треть овощей остается в поле и уходит под снег...
- Товарищ Чугунникова, - прерывает зампред, - члены Комитета ждут от вас не общих рассуждений о чужих недостатках, а объяснения безобразных фактов и злоупотреблений, имевших место на вашей базе. У кого вопросы?
Вопросы есть. Первый у пожилого рабочего:
- Перед приходом народных контролеров несколько тонн овощей вывезли на корм скоту под видом отходов. Чтобы не оказалось излишков. А что не успели, сбросили в канализацион­ные колодцы. Вы знали об этом?
- Нет, - решительно отрицает Чугунникова.
- А я сам лично разговаривал с грузчиком, который прибегал к вам сказать, что же это делается - прямо вредительство. А вы его, извините, я мужчина, и то не могу повторить, куда вы его... направили.
Звучат и другие голоса, обличающие завбазой. Атмосфера сгу­щается, хотя у Чугунниковой находятся солидные защитники среди присутствующих (как и следовало ожидать).
Она бьется до последнего:
- Разрешите ответить на конкретные пункты обвинений с цифрами в руках. Полагаю, это все же прояснит меру моей личной ответственности!
Она раскрывает папку, которой до того не пользовалась. По­верх бумаг лежит записка - крупные, неровные буквы: "Мама, чтобы я осталась с тобой, будь честной!"
Чугунникова закрывает глаза и стоит молча.
- Мы ждем, - напоминает озадаченный зампред.
Знаменский смотрит сбоку пристально, пытается понять, что происходит.
Чугунникова садится. Произносит приглушенно:
- У меня все... Как решит Комитет.
Предлагают высказаться Пал Палычу. Зампред говорит заклю­чительные слова.
Чугунникова от всего отгородилась. Мысленно она начинает уже примеряться к будущему, где ей предстоит пережить следст­вие, вероятно, суд... и как-то не потерять дочь.


2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского

[1] После показа по ЦТ телефильма "Из жизни фруктов" инструкция была изменена. - Примеч. авторов.
Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация