Ольга Лаврова, Александр Лавров. Подпасок с огурцом



Человек в штатском, но с военной выправкой диктует маши­нистке:
- Абзац. При таможенном досмотре сотрудник Алымов счел нужным произвести рентгеноскопическую проверку картины под названием "Подпасок с огурцом" кисти неизвестного художника начала века, которая находилась в багаже вышеупомянутого иностранного туриста. Точка. Абзац.
Рентгеновский снимок показал, что под картиной - кавычки - Подпасок с огурцом - кавычки - скрыта другая картина более раннего происхождения. Точка. Согласно заключению вызванно­го в аэропорт "Шереметьево" искусствоведа, консультанта Об­норского Ка Гэ, она подпадает под действующие инструкции о запрещении вывоза за границу предметов, составляющих худо­жественный и культурный фонд страны. Абзац.
Принимая во внимание, что на картину "Подпасок с огурцом" предъявлен документ о приобретении ее в комиссионном магази­не восемь дней назад, а также то, что попытка незаконного вывоза не состоялась и имела единичный характер, считать неце­лесообразным возбуждение уголовного дела о контрабанде. Аб­зац.
Все материалы передать для дальнейшего рассмотрения в Главное управление внутренних дел Исполкома Мосгорсовета.

X X X

И вот "Подпасок" и рентгеновские снимки перекочевали в кабинет Томина. Здесь же искусствовед Обнорский, знаток и энтузиаст своего дела.
Томин с любопытством разглядывает стоящую на стуле карти­ну, которая изображает паренька в лаптях, сидящего на пеньке с ломтем хлеба и огурцом в руках. На заднем плане пасется стадо коров. Томин ловит себя на том, что запоминает их расположе­ние, и встряхивается:
- Первый раз в моей практике приходится заниматься карти­ной. Да еще двухслойной!
Обнорский подносит рентгеновский снимок к окну и показыва­ет Томину на просвет. Из-под фигуры деревенского оборвыша проступают контуры другого изображения.
- "Инфанта с яблоком"! - благоговейно произносит искусст­вовед.
- И вы ручаетесь, что это действительно семнадцатый век и действительно подлинник?
- Ручаться не ручаюсь, инспектор, потому что картина записа­на. Чтобы убедиться окончательно, надо "Инфанту" раскрыть, то есть удалить отсюда этого чумазого отрока.
- И уничтожить следы преступления? Если налицо преступле­ние.
- Понимаю-понимаю. Я произвел лишь маленькую расчистку - вот, на месте подписи. Подпись сомнений не вызывает. Перед нами Веласкес!
Обнорскому очень хочется, чтобы Томин полюбовался под­писью великого художника. Томин наклонился, посмотрел... Но что может сказать ему эта вязь латинских букв?
- Разве подпись нельзя подделать? - скептически спрашива­ет он.
- Сколько угодно! Но бессмысленно, если картина не отвечает имени. Есть множество холстов без подписи, однако мы с уверен­ностью определяем художника. Не подпись создает шедевр!
- Иностранцу могли всучить фальшивку.
- Я не убежден, что иностранцы сплошь умны и эрудированы. Но надо иметь необъятный карман и вот столечко рассудка, чтобы покупать Веласкеса, в котором ничего не смыс­лишь!
- Сочетание тугого кармана и тощего интеллекта в природе известно, - усмехается Томин. - Обозначается научным терми­ном "богатый дурак"... Кстати, что толкнуло таможенника проверить картину?
Обнорский смеется:
- Полагаете, его поразил глупый вид иностранца?
- А почему нет? Ладно, вернемся к нашим коровам, - он оборачивается к "Подпаску". - И все же допустим, что под ним не оригинал.
- Давайте допустим.
- По части надуть интуриста есть гениальные умельцы! А может, он сознательно приобрел копию? Добротную копию, с которой сам собирался кого-то надуть. А?
- Копию легче вывезти откровенно, - терпеливо объясняет Обнорский. - Конечно, авторская копия или вариант картины имеют огромную ценность и вывозу не подлежат. Но здесь ни то, ни другое.
- Почему?
- Веласкес написал "Инфанту" незадолго до смерти. Он физи­чески не успел бы ее повторить... Когда-то давненько я видел ее в Москве у Таланова. Дивное полотно! В пятидесятых годах, к сожалению, перекочевало в провинцию.
- Да, я навел справки. Таланов уехал на родину и там умер. А коллекцию завещал краеведческому музею.
- Вот как?! Но в таком случае... что же произошло с "Инфан­той" дальше?!
- Ничего. Ни-че-го! По сведениям Управления культуры, тихо-мирно висит на своем месте в музее.
Обнорский ошеломленно смотрит на Томина, понимая теперь, чем вызвана его дотошность и недоверчивость.
- Невероятно!.. Нет, поистине невероятно!.. - бормочет он.

X X X

Редко доводится Томину посиживать в кабинете. Но еще реже вырывается он из Москвы. Так что с удовольствием шагает по улицам заштатного городка. Цель - краеведческий музей в быв­шем купеческом особняке.
Город древний, особняков хватило и райкому, и райсовету, и множеству управлений с неудобочитаемыми вывесками, и мили­ции. Прочие дома и домишки печально ветшают, но остаются живописными и после столичных коробок ласкают взор.
Встреча с директором Пчелкиным, заурядным мужчиной сред­них лет, происходит в главном зале музея. Стены увешаны карти­нами. Бархатным канатом отделен уголок с мраморным столиком и старинными креслами.
Возвращая Томину его удостоверение, директор замечает:
- Здесь вы помоложе... Присаживайтесь, - и отцепляет канат.
- На музейную мебель?
- Что ей сделается?
Оба садятся.
- Я к вам насчет "Подпаска с огурцом", - пускает Томин пробный шар.
- Насчет кого? - изумляется Пчелкин.
- Так называется картина.
- Первый раз слышу. Чья она?
- Автор, к сожалению, неизвестен.
- Хм... А чем же этот подпасок интересен для угрозыска, кроме, простите, огурца? - острит директор.
- Парнишка замешан в темных махинациях... У вас там не Веласкес?
- Он самый! - гордо подтверждает Пчелкин. - "Инфанта", то бишь испанская принцесса. Я, если честно, в живописи не ахти, но тут явно чувствуется классика, верно?
- Я тоже не ахти.
- Тем не менее обратили внимание. А понимающие туристы, те прямо ахают и сразу - за фотоаппараты!
- Да?.. Скажите, товарищ Пчелкин, почему вы не сообщили в Управление культуры о краже в музее?
Пчелкин ошарашен:
- П-позвольте... О чем вы говорите?
- Кража восьми картин из собрания Таланова полгода назад.
- Но... никакой кражи не было!
- Как же не было, когда была. Мне рассказали здесь в милиции через десять минут после моего приезда.
- Не было кражи! - горячо протестует директор. - Была попытка. Неудачная попытка, которую ваши коллеги немедлен­но пресекли. Вы же видите - все возвращено, ничего не пропало!
- Это еще вопрос. Недавно "Инфанту", разумеется тоже с яблоком и с подписью Веласкеса, пытались вывезти за рубеж. Для маскировки ее переодели подпаском.
- Да вот же она!
- Точно ли она?
Пчелкин вскакивает, подходит к картине справа, слева, вгля­дывается.
- Ну конечно, она... Все то же самое. Даю вам честное слово!
- Честного слова мало, сами понимаете. Придется забрать вашу "Инфанту", чтобы специалисты могли их сравнить - кото­рая подлинная.
Пчелкин с трудом усваивает новость.
- Картина чрезвычайной ценности, - нервно говорит он. - Я буду ее сопровождать.
- Отлично. А я буду сопровождать вас. Отправимся в среду утренним поездом.

X X X

Помимо директора визит Томина в город взбудоражил и еще кое-кого. Поздним вечером из вокзальной будки междугородно­го телефона-автомата звонит грубоватый дюжий мужик, слишком физически здоровый и флегматичный, чтобы всерьез трево­житься, пока петух не клюнет.
- Извиняйте, что разбудил, - гудит он в трубку. - У нас тут легкий шухер в музее... Нет, я с вокзала звоню, по московскому автомату... Один момент. - Опускает монету. - Столичный майор приехал, Пчелкина тянет... Да уж он вещички складывает... Кар­тину какую-то опечатали, сказали с собой возьмут. Момент... - В прорезь отправляется следующая монета. - Ни-ни, я ничего не шебаршусь, я помалкиваю... И в котельной у меня был, глядел... Ага, понял. Все будет оки-доки... Маруська привет и поцелуй передает. Соскучилась, говорит. Ладно... Ладно, буду телефониро­вать.

X X X

В кабинет начальника следственного отдела Скопина входит Знаменский.
- Сообщение Томина прочли? - спрашивает Скопин.
- Прочел, Вадим Александрович.
- Садитесь. Есть указание прокурора возобновить дело о кра­же из музея. Что я вам и предлагаю.
Он передает Знаменскому тоненькую папку, почти пустую еще.
- Если выйдет, может выйти любопытно, - улыбается Пал Палыч.
- Почему "если"? Смущает непривычность материала?
- Немножко, товарищ полковник. Хочется хотя бы дождаться возвращения Томина.
- Не имеет смысла. Вы упустите несколько дней.
Знаменский перелистывает документы в папке.
- Найдите квитанцию комиссионного магазина. Нашли? Ваши соображения?
Пал Палыч молчит минуту, прикидывает.
- Выяснить, кто сдал в магазин "Подпаска". Если удастся - кто его купил. Попробовать установить, пряталась под ним уже тогда другая вещь или "Подпаска" приобрели ради образца, что­бы скопировать поверх главной картины и иметь товарный чек для таможни. Такой пока круг вопросов, Вадим Александрович
- Для начала вам в этом кругу работы достаточно.

X X X

Чего только нет в комиссионном магазине по продаже картин и художественных изделий! Даже облупленные прабабушкины безделушки, недавно считавшиеся отжившим старьем, вошли нынче в моду и в цену. А уж о подлинно антикварных вещах и толковать нечего!
Настоящих покупателей в просторном помещении немного: в основном люди смотрят. Иные любуются, иные недоумевают.
- А собачка-то! Девятьсот пятьдесят рублей! За что такие деньги дерут? - восклицает мужчина, приостановившийся возле отлитой в металле фигуры собаки. Он оглядывается в поисках поддержки.
- Но это же литье семнадцатого века, - с чувством превосход­ства отзывается какая-то женщина.
- Ну и что ж, что литье? Не золото ведь!
- Каслинское, гражданин. Прочтите, - она указывает на ярлык, который повешен на собачьей шее.
Мужчина читает вслух:
- "Вывозу за рубеж не подлежит". Надо же! Я бы и десятки не дал.
Оглядывая картины, скульптуры, прилавки с посудой и старин­ной утварью, по залу медленно проходит Знаменский. Любопыт­но. И по-человечески любопытно и профессионально: на одной из этих стен две недели назад висел таинственный "Подпасок"...
На свои вопросы Знаменский ищет ответа у работника магази­на - бодрого старичка по фамилии Розанов. Быстрыми, натрени­рованными пальцами Розанов листает квитанции.
- Помню такую картину, помню... Сам принимал на комис­сию... Ага, вот! - Он передает найденную квитанцию Знаменско­му. - Чтобы вам было яснее: эта графа - наименование, ниже - размеры, фамилия владельца, дата приема, продажная цена, здесь - моя подпись. Розанов.
- А что за пометка "н/х"?
- Неизвестный художник. Картина висела у нас всего два дня. Очень удачно для подобной вещицы.
- Не расскажете, что там было изображено?
- Да этакий среднерусский набор: лужок, березы, коровы. В центре мальчик на пеньке сидит.
- А как он одет?
- Холщовая рубашечка навыпуск. За поясом кнутовище.
- Босой?
- Вроде бы в лапотках.
- Увидев картину снова, вы сумеете определить, та же она или ее копия?
Старичок по-птичьи склоняет голову набок:
- А в чем, собственно, дело? Если бы я понял, что именно вас волнует, я бы скорей сумел помочь, - усмехается он. - Вы... не трудитесь формулировать отвлекающие вопросы. С картин этого пошиба копий никто не пишет.
- Но меня именно и волнует, распознали бы вы копию? Если кому-нибудь взбрело на ум ее сделать.
- Тогда вынужден сказать "нет". Досконально я полотно не изучал.
- Однако вы установили время создания картины, назначили цену.
Розанов настраивается на серьезный лад:
- Цену я назначил, исходя из общепринятых критериев, а также из размеров и рамы. А время установил не я. Картина прошла атрибуцию. Сейчас объясню, - предупреждает он вопрос собеседника. - Когда произведение искусства желают продать, то часто предлагают сначала какому-нибудь музею. Там смотрят и определяют принадлежность данному мастеру или, менее точ­но, данной школе, данному веку. Все это официально сообщают владельцу. Но стоимость музей называет, только если решает взять.
- И у "Подпаска" было свидетельство об атрибуции?
- Да, причем подписанное Боборыкиной. А раз Боборыкина поставила начало двадцатого века, то и я автоматически ставлю начало века. Музу Анатольевну на мякине не проведешь.
Так... Больше от старичка, пожалуй, ничего не добьешься.
- Продавец магазина мог запомнить, кто купил "Подпаска"? - спрашивает Знаменский после паузы.
- А это и я вам скажу. Какой-то иностранец польстился, из западных.

X X X

Для Боборыкиной приглашение на Петровку - необычный и интригующий эпизод. Все интересы ее связаны с миром искусства и с людьми, в этом мире пребывающими: музейными работника­ми, коллекционерами, художниками, критиками. Даже имя "Муза" не случайно - так нарек дочь Боборыкин, крупный собиратель картин и всяких художественных ценностей.
Знаменский в двух словах объяснил ей предстоящую задачу и снял покрывало с "Подпаска". Уголок с подписью Веласкеса скрыт бумажкой, прикрепленной к раме. Муза взглядывает и разочарованно отворачивается.
- Ах, эта... Да, проходила атрибуцию месяца полтора назад. Кипчак предлагал. Я ожидала чего-нибудь интересного.
- В некотором роде вещь не лишена занимательности, Муза Анатольевна.
Та снисходительно улыбается.
- Разве что название с юморком. Да и то, между прочим, я придумала.
- А прежде картина была безымянной?
- Практически да. Кипчак советовался, что, мол, лучше для продажи: "Полдень" или там "Сельский пейзаж". Я и говорю: а пускай себе будет "Подпасок с огурцом", хоть не так пресно... И какими путями его сюда занесло?
- Случайно, Муза Анатольевна. Но, будьте добры, уделите внимание своему крестнику. Он совсем тот же, что полтора меся­ца назад? Не изменился в лице? Может быть, потолстел, похудел? Растерял часть коров?
Муза вновь окидывает "Подпаска" небрежным взором, потом, чем-то удивленная, начинает присматриваться пристально.
- Знаете, печатают такие картинки-загадки "Найдите десять различий", - говорит Знаменский.
Муза отрывается от "Подпаска".
- Самое смешное, что это вообще другая картина! - недоуме­вающе произносит она. - Та была, конечно, посредственность, но добротная. А эта... что-то сляпано наскоро... как говорит мой муж, "лимпопо". То есть дрянь и подделка.
- Лимпопо? - Словечко из детства вызывает у Пал Палыча улыбку. - Вы не сформулируете это как-нибудь иначе, а? Чтобы было убедительно для меня и для протокола.
- А возьмите у Кипчака картину и сравните. Сами найдете десять различий.
- Нет сейчас Кипчака, Муза Анатольевна, - отдыхает в сана­тории. И картины нет. Была продана через комиссионный мага­зин и вряд ли вынырнет. Надежда пока на вас...
- Ну хорошо, я объясню попроще, чтобы вы уловили суть, а тогда решайте, как изложить юридически...
Муза окунается в свою стихию, лицо ее становится выразитель­ней, молодеет, - теперь ей и не дашь ее сорока.
- Во-первых, фигура мальчика смещена влево. Там она цент­рировала всю композицию, а тут выпирает куда-то вбок. Поза тоже иная - он сидел посвободнее. Пенек был пониже, что ли... Коров я не считала, да дело и не в поголовье скота, главное - настроение. Там художник что видел, то и писал в простоте душевной. Пусть ремесленно писал, сентиментально, но честно. И мальчика он любил, понимаете? И над березками умилялся. А посмотрите сюда - вам этот парень симпатичен?
- Не шибко.
- И мне нет. Нагловатый паренек. И что автор хотел?..
Она вдруг подходит к картине и, не дотрагиваясь до полотна, заслоняет фигуру подпаска ладонью. Смотрит, что получилось, убирает ладонь, снова закрывает фигуру, оставляя один пейзаж.
- Чудеса, да и только! Разваливается на части... Краски по-разному сбалансированы. И переходы в цвете... - Муза обращает­ся к Знаменскому. - Знаете, а ведь это сделано в две руки!
- То есть двумя художниками?
- Ну да! Один сработал фигуру, второй - все прочее. Нет даже одного светового решения. Глядите: на пастуха свет падает из правого верхнего угла. А весь фон сзади освещен равномерно, будто на витрине. Увидели?
- Пожалуй, увидел...
- А еще в хорошую раму оправили! Чудаки. Так и не скажете, откуда у вас это диво?
- Скажу, потому что рассчитываю на вас и дальше... И потому что вы внушаете доверие... Картина поступила к нам из таможни.
- А-а!.. Тогда фокус ясен! И кто записан?
Знаменский отгибает листок, имитировавший ведомственный "инвентарный номер". У Музы захватывает дыхание.
- Веласкес?! Неужели настоящий Веласкес?!
- Говорят, настоящий. - Он вынимает из черного пакета рентгеновские снимки. - Вот: "Инфанта с яблоком".
Муза в возбуждении разглядывает снимок. Ей даже на месте не стоится.
- Если настоящая, ей цены нет! Просто цены нет!.. Вот саран­ча зарубежная, а? Их только допусти, все растащут! Счастье, что картину задержали, я бы орден дала. Полотна Веласкеса у нас наперечет, а его, извольте радоваться, продают на вывоз! Позор тому коллекционеру, кто бы он ни был!
Искреннее негодование женщины облегчает Знаменскому следующий шаг.
- А что за личность Кипчак? Он пошел бы на участие в подобной афере?
- Я с Кипчаком мало сталкивалась. Не уверена. Папу спрошу.
- Он тоже коллекционер?
Муза шокирована:
- Папа не "тоже". Он Коллекционер с большой буквы. Вот Кипчак и многие прочие - те "тоже".
- Прошу прощения, не знаком я со средой коллекционеров. Просветите немножко, Муза Анатольевна, - просит Знаменс­кий.
- Коллекционеры... - задумчиво и любовно произносит Муза, садясь и складывая на коленях руки. - Среда сложная, пестрая. Разный возраст, разный калибр, разный уровень, свои обычаи, словечки, фольклор... Естественно, на первом месте - любовь к искусству. Но есть кое-что от игры, от охоты, от торговли. Азарт, страсти, вечная погоня за журавлем в небе... Нет, - качает она головой, - душу собирателя нельзя постигнуть, пока сам не станешь собирателем!
- Не успею, Муза Анатольевна. Дело велено раскрывать сроч­но. И, наверно, коллекционеры могли бы помочь. Но для этого нужен контакт с людьми, а для контакта - понимание психоло­гии.
- О, если коллекционеры захотят, они вам что угодно из-под земли выроют... - подтверждает Муза. - Извините, забыла имя-отчество.
- Пал Палыч.
- Вы чем-нибудь помимо криминалистики увлекаетесь, Пал Палыч?
- Пса держу. Фехтую.
- Все?
- Бывает, ужу рыбу. В редкие свободные дни.
- Ага, это ближе. Вы насаживаете маленького червяка и мечтаете поймать рыбу, да? Жирную, глупую, вкусную, верно?
- Мечтаю, Муза Анатольевна, - смеется Знаменский.
- Вот и коллекционер ждет, что на его червяка клюнет круп­ная рыба. Не только ждет - жаждет! Бегает как угорелый, рыщет, выменивает шило на мыло. Иногда месяцами не ест, не пьет, последнюю рубашку с плеч долой. А то и украсть готов. Да-да! И, знаете, Пал Палыч, это простительно. Потому что тут истинная страсть, неутолимый голод! Это вы должны обязательно усвоить, иначе контакта не получится. Серьезный собиратель требует уважения. И он его заслуживает. Конечно, если с ханжеской точки зрения, то можно говорить, что, мол, и спекуляция бывает, и надувательство! Но тогда ваш червяк, на удочке - тоже кош­марное надувательство!
- Верно... пристыдили, Муза Анатольевна. Обещаю уважать коллекционеров. Их много?
- С каждым днем все больше, - удовлетворенно сообщает Муза. - Это так сейчас размахнулось! У нас, музейных работни­ков, никогда бы руки не дошли отыскать и реставрировать массу вещей. А коллекционеры их спасают. Даже, случается, открыва­ют новые имена. Словом, на сегодняшний день частные собрания - это огромный художественный фонд. Из него выходят самосто­ятельные выставки, очень порой интересные. По полгода кочуют из города в город и приносят прибыль. Коллекционеры, Пал Палыч, необходимы.
- А кто они чаще по профессии?
- Да кто угодно. Ветеринар, счетовод и рядом - академик, который на собирательстве отдыхает душой. Замечательные есть люди, им многое можно простить... Однако если Веласкеса сбыва­ют за границу, тут уж преступление, тут я компромиссов не признаю!
Поговорили не без пользы. Но сильно ли это продвинет рассле­дование, когда уляжется в скучные строчки официального прото­кола?
- Коллекционеры, вероятно, близки и с кругом художников? - помолчав, спрашивает Знаменский.
- Кто как. У нас, например, многие бывают.
- Муза Анатольевна, эта картинка - чье это производство? Не поддается определению?
- Да ведь собственной манеры нет, стряпня по чужим мотивам. Я художника не вижу... Ищите прохвоста и циника - не ошибе­тесь.
- Догадываюсь. Идя по стопам Шерлока Холмса, я бы даже предположил у автора больную печень: он желчный малый. Совместите "Инфанту" с "Подпаском" - по-моему, пахнет карикату­рой.
Муза берет рентгеновский снимок и, отведя руку, как бы прое­цирует его на фигуру подпаска.
- Вы правы, пародия. Ты, мол, сидишь такая вся чопорная, такая вся в кружевах, а я поверх тебя намалюю чумазого деревен­щину. Ты, оттопырив пальчик, держишь яблоко - пускай он жует огурец. Так и просвечивает характер автора: завистливая бездар­ность. Самому не дано, так он рад обхамить гения. Ишь, хихикает над Веласкесом!.. Думаю, в нашем окружении его нет. Но я непременно посоветуюсь с папой! Если что-то узнаю, я вам позво­ню.

X X X

Квартира Боборыкиных в старом доме с высокими потолками - не человеческое жилье, а дом-музей, где тесно от картин, статуэток, горок с фарфором и хрусталем и прочего антиквариата.
Боборыкин, Муза и ее муж Альберт завершают семейную тра­пезу, в которой главное место занимает богатая сервировка. Боготворимый Музой папа - человек в возрасте, но свеж, бодр и с властностью в повадке. Облик его производит впечатление солидности и некой округлости - не за счет легкой полноты, но из-за манеры держаться: плавные, округлые жесты, закругленные фразы, сглаженность в выражении эмоций и довольство собой.
Муж Музы - Альберт - полная противоположность тестю. Худой, угловатый, несдержанный, неспокойный.
- "Инфанту" я торговал еще у Конкина, - вспоминает Бобо­рыкин. - Таланов перехватил буквально из-под носа.
- Вот жалость! - ахает Муза.
- Я ему сулил и денег кучу и обмен: двух итальянцев и Борисо­ва-Мусатова в придачу. Нет, вцепился намертво. - Боборыкин чуточку сердится от давнишней неудачи. - А потом все собрание отдал в краеведческий музей. Ради чего? Чтобы красовалась табличка: "Передано в дар М. Талановым". Пустое тщеславие, ничего больше.
- Называется, человек пожертвовал народу, - бормочет Альберт с набитым ртом. - А народ даже сторожа не нанял. Муза, подвинь мне масло.
- Неужели действительно из музея украли?
- Ха! Из Лувра воруют. Котлет не осталось?
- Нет, Алик, - виновато отвечает Муза. - Хочешь, возьми мою.
Альберт забирает с тарелки Музы котлету.
- Если повадятся из музеев красть, то я просто не знаю... Кошмар!
- "Кошмар"!.. - передразнивает Альберт. - Да периферийно­му обывателю что Веласкес, что Собачкин - без разницы.
- Обожаешь строить из себя циника! Папа, чтобы не забыть, ты не ответил про Кипчака.
- Кипчак, деточка, существо безобидное и добропорядочное.
- А у кого, по-твоему, могла подняться рука записать "Инфан­ту"?
- Начинаем работать на органы? - хмыкает Альберт. - Де­лать нечего - нажарила бы мужу котлет вдоволь.
Муза со стоном вздыхает, глядя на стену.
- Что? - осведомляется Боборыкин.
- Вообразите, что здесь мог висеть Веласкес!..
- А интересно, сколько бы вы за него теперь выложили? - обращается Альберт к Боборыкину.
- Тысяч двадцать пять-тридцать, - равнодушно роняет Боборыкин.
Альберт на миг перестает жевать.
- Не жирно?
- Если всерьез - на доллары и фунты - за Веласкеса это гроши. Веласкес - это отель-люкс на Ривьере.
Развеселясь от какой-то мысли, Альберт напевает на мотив из "Риголетто":
- Ля-ля! Ля-ля! Выходит, иностранец роскошно погорел! - и с аппетитом принимается доедать все, что осталось на столе.
- По ассоциации вспомнился забавный случай. В двадцатых годах в Польше жил один художник, который время от времени делал прелестных "Рубенсов", - начинает со вкусом рассказы­вать Боборыкин. - Варианты, эскизы и свои оригинальные сюжеты. Парочку я видел - гениальная имитация. И вот некий пан-ловкач подбил его на солидного, масштабного "Рубенса". Затем холст записали, нарочно кое-как, и повезли за границу. И таким же манером таможенников взяло сомнение. Технику тогда не применяли, раскрыли картину, глядят - Рубенс! Скандал, газетная шумиха, сенсация. Неизвестное полотно Рубенса пытались тайно вывезти из страны! Картину, естественно, завернули обрат­но, ловкача всячески срамили, а ему того и надо. Он стал признан­ным обладателем Рубенса. И пока правда не выплыла наружу, продал его за баснословную сумму.
- А помнишь старичка, который в Столешниковом приходил просить на опохмелку?
- Еще бы! - Боборыкин оборачивается к Альберту. - Класси­ческий был специалист по голландцам. Пока не спился, пек их как блины, один к одному. Он говаривал, что в любой галерее мира есть его голландец. И действительно - есть.
Муза бережно собирает на поднос хрупкую посуду и выносит ее из комнаты. Слышится телефонный звонок, отдаленный голос Музы, взявшей трубку, затем она появляется в дверях.
- Папа, Цветков.
Боборыкин выходит.
- На прошлой неделе тебя опять видели в ресторане с женщи­ной, - горестно говорит Муза, продолжая прибирать.
- Да? В каком? - невозмутимо интересуется Альберт.
- В "Славянском базаре".
- Тебя дезинформировали, дорогая. В "Славянском базаре" я был не с женщиной - с девицей. С этакой дурочкой в стадии молочно-восковой спелости. К сожалению, выяснилось, что ни на что путное она не годится. На беспутное - тем более.
Муза в ярости.
- Проверил?
- Не привязывайся с глупостями. В рестораны я хожу потому, что дома нечего жрать. Мы едим на бесценном фарфоре и хруста­ле позолоченными вилками и ложками. Но что мы едим? Консер­вы, бутерброды, бесконечные яички всмятку, хорошо, если мага­зинные котлеты. Я всегда голодный. Я пережил ленинградскую блокаду! Как мы мерзли... Как мы боялись... Как голодали... Тебе не понять, ты была в тылу. А я хронически голодный.
- Но папа тоже перенес ленинградскую блокаду и очень уме­рен в еде.
- Ему легко быть умеренным. А мне нужно! Я на все жадный: жратва, деньги, женщины, удовольствия. Папа... У него уже пере­ходный возраст. С этого света на тот.
- Не смей так говорить!
Разгневанная Муза выскакивает из комнаты. Входит Боборы­кин.
- Снова ее дразнишь?
- Когда баба влюблена в мужа и ревнует двадцать лет подряд - это уже ля-ля, сплошной юмор, Анатолий Кузьмич.
- Юмор, что влюблена в тебя, Альберт.
Их прерывает звонок в дверь. Альберт выходит и через корот­кое время возвращается с пожилым добродушным человеком - Вешняковым, неся за ним упакованную картину.
- Кого вижу! - восклицает Боборыкин.
Друзья обнимаются.
- Муза, иди сюда! - зовет Боборыкин.
Появляется Муза.
- Ой, Алексей Николаевич!
Тот ласково целует ее.
- Есть хотите? - спрашивает Муза.
- Ни-ни! Сыт... в общем и целом.
- Тогда чайку, как раз вскипел, - Муза испытывает облегче­ние.
А Боборыкин косится на картину:
- Что-то привез. Что привез-то?
- Посмотрите - скажете. За приговором приехал.
- Посмотрю, отчего не посмотреть.
- Или я счастливый человек, или...
Альберт тем временем открывает коробку и вдумчиво дегусти­рует конфеты.
- Эх, терпения нет! Мусенька, давай ножницы! - машет рукой Вешняков.
Он разрезает веревки, снимает упаковку и открывает женский портрет. Долгая пауза. Все пристально вглядываются в картину.
- Где добыл? - коротко и деловито говорит Боборыкин.
- Выловил... из моря житейского. Вам первым показываю.
- Тебе, понятно, снится, что это Рокотов.
Вешняков тяжело вздыхает: угадал Боборыкин.
- А почему бы не Рокотов? - вмешивается Альберт. Он отступает на шаг и декламирует:
"Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела женщина на нас.
Ее глаза - как два тумана,
Полуулыбка, полуплач.
Ее глаза - как два обмана,
Покрытых мглою неудач".
Тара-та-та, тара-та-та-та... --
Заменяет он пропущенную строфу и кончает тихо, с неожидан­ной серьезностью:
"Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза".
- "Со дна души моей мерцают..." - шепчет Вешняков.
- Заболоцкий, - поясняет Альберт. - По-моему, мерцают. В общем и целом.
- Глаза, правда, есть... И характер есть. Но легкости не хватает, - с сожалением добавляет Муза. - Слишком добросовестно сделано.
- Но глаза-то говорят! Больше таких никто не умел! Мусень­ка... категорически?
- Я считаю, восемнадцатый век. Бесспорный. Но под Рокото­ва.
- Эх, беда, беда... До чего ж я надеялся!
- Да ведь очень хороший портрет, Алексей Николаевич. На вашем бы месте радоваться.
- Нет, Мусенька, либо "со дна души", либо он мне не нужен. Тогда буду продавать...
- Продать я бы его за Рокотова продал, купить - не купил, - резюмирует Боборыкин.
- Ну и кончен разговор! - решает Вешняков. - Давайте чай пить.
Муза выходит. Альберт за ней. Расстроенный гость осматрива­ет стены.
- Знаю... Знаю... А эта новая? - надевает он очки, читает подпись. - В натюрмортах я не очень, но имя громкое.
- За то и держу. Народу много ходит, лишний "ах" не вреден.
- Слушай, Анатолий Кузьмич, пусть он у тебя повисит? - Вешняков огладывается на свой портрет.
- Места нет, Алеша, - уклоняется Боборыкин.
- Хоть в коридоре, скромненько, а? Ну-у, Боборынюшка, по старой дружбе? Месяца бы три - и порядок, марка. Что сверх своей цены возьму - пополам.
- Шут с тобой, вешай. Станут спрашивать - кто, буду сладко жмуриться.
Пока они договариваются, вошла Муза и следом Альберт, который помогает ей сервировать чай; между супругами переми­рие, Альберт тронул Музу стихами.
Едва сели за стол - снова звонок в дверь. Альберт впускает Кима Фалеева. Тот хмуро здоровается.
Муза без церемоний приглашает к столу. Чувствуется, что парень тут свой.
- Найду на кухне кружку попроще, - говорит он, - разобьешь еще что-нибудь с княжеским гербом, не расплатишься.
Пока его нет, Муза объясняет Вешнякову:
- Ким Фалеев. Исключительно талантливый парень.
Она разливает чай. Возвращается Ким с керамической круж­кой и замечает портрет.
- Это чья ж такая?
- Смотри сам, - отзывается Боборыкин.
- Не знаю. Во всяком случае, ей годков двести... - Он стоит перед картиной, опустив руку с кружкой, и разговаривает то ли с ней, то ли с самим собой. - Ты вот глядишь на меня, а он умер. "Художник живет в своих творениях". Да, живет, если есть имя. Иначе - конец. Тебя он увековечил, а сам остался эн/ха, и хоть тресни! А мечтал, конечно, прославиться... Имя! Имя - это все.
Протягивая Музе кружку, Ким сообщает:
- Говорят, Рязанцев отдал концы.
- Да ну?! - вскидывается Альберт почти обрадованно.
- Говорят, сердце. Десять минут - и амба. Ожидается распро­дажа.
- От это будет базар так базар! Успевай хватать! - предвкуша­ет Альберт.
- О Рязанцеве я слышал. Модный женский врач, кажется? - подает голос Вешняков.
- Он самый. Женился под старость на полуграмотной домра­ботнице, - хмыкает Боборыкин. - Коллекционер - не коллекционер, но если верить рассказам, то в квартире - художествен­ный склад.
Ким делает Альберту знак: покурим?
Оба выходят в кухню, убого обставленную и грязноватую.
- Лучше бы на балкон, тут у моей супруги проживают тарака­ны.
- Музе прощается. Ну, я принес. - Ким передает Альберту серебряный портсигар. - С тебя авансик.
Альберт открывает портсигар, защелкивает, любуется тонкой отделкой.
- Здорово ты навострился, отлично смотрится! - хлопает Кима по плечу.
Тому комплименты не нужны, знает себе цену.
- Рядовая вещь. У меня пепельница в работе - вот там будет искусство!
- Поосторожней с искусством. Рискуешь переплюнуть гени­альные образцы.
- Черт бы их побрал! - взрывается Ким на предостережение Альберта.

X X X

Из поездки в краеведческий музей вернулся Томин и застал Знаменского за необычным занятием: на столе его громоздятся альбомы с репродукциями и книги по истории живописи. С прит­ворным ужасом Томин перебирает книги и читает названия, никогда не звучавшие в этом кабинете.
- Устроил себе искусствоведческий ликбез, - разводит рука­ми Пал Палыч.
- Ясно, старичок. И далеко шагнул?
- Дошел до фразы, - Знаменский зачитывает скороговоркой цитату. - "Для достижения центростремительного построения художник подчиняет формы предметов контурным полуокружностям, контрастирующим с цветовыми плоскостями картины, и ставит задачу не портретирования, а конструирования".
- И переводишь без словаря?
- Запросто. Рассказывай, что привез.
- Привез вторую "Инфанту", привез директора музея. Еще привез вагон туману и маленькую тележку полезных сведений.
- Выкатывай хоть тележку.
- Ну, стало быть, картины были украдены и тотчас найдены. Украдены культурно: воры отключили недавно смонтированную сигнализацию. И пока ночной эфир струил зефир, вынесли, что им понравилось. Через окно нижнего этажа. Первым обнаружил пропажу сторож. Под утро, говорит, не спалось, пошел по залам, увидел. Бросился звонить в милицию. Отсюда начинается инте­ресное: картины обнаружили через десять - двенадцать минут. Собака взяла след и мигом привела к котельной - рядом, в двух кварталах. Там все было аккуратно сложено.
- И на радостях никто не подумал, а зачем сложено?
- Естественно. Посмотрел я собаку в работе. По следу идет, но сбивается, возвращается, нервничает. А мне говорят: "Тогда она птицей летела!"
- Укрепили след!
- Угу. Натри подошвы копченой колбасой - любая дворняга птицей полетит.
- А какой музейный сторож? Да сядь ты, Саша, не мотайся.
- Могу и сесть. Сторож - голубое создание. Я его из подозре­ваемых вычеркиваю.
- Так... Но раз сумели отключить технику, то консультировал кто-то из тамошних.
- Не обязательно. Тут такая штука: городок стоит на туристс­кой трассе, и месяц, в который произошла кража, был рекордным по числу посетителей.
- А при чем статистика?
- При том, Паша, что сигнализацию проводили и опробовали в рабочие часы музея. Практически на глазах этого самого рекор­дного числа посетителей.
- Идиоты.
- Примерно то же самое я сказал прорабу... в более крепких выражениях.
- И он?
Томин машет рукой.
- Объяснил, что все люди работают в рабочее время, оно потому и называется рабочее, а в нерабочее время люди не работают. И что обеспечение секретности - дело той организа­ции, которая приглашает. Разумно?
- А у директора музея тоже есть разумное объяснение?
- Он отговаривается, что публика - дура, и разницы между сигнализацией и простой электропроводкой уловить не способ­на... Засим тележка опустела. Предлагается в неограниченном количестве туман.
Теперь Пал Палыч вышагивает взад-вперед, а Томин наблюда­ет за ним с дивана.
- Значит, на месте ни единой зацепки?
- По первому заходу - голо, Паша. Надо плотно садиться и процеживать всех и вся сквозь мелкое ситечко.
- Слушай, пошли кого-нибудь! Там уже полгода минуло, все, что люди могли забыть, - забыли, след простыл. А здесь - еще теплый, здесь ты сейчас нужнее.
- Попробую... Директор музея в коридоре. Звать?
- Зови, чего тянуть.
Томин приглашает Пчелкина: тот входит, заметно нервничая.
- Разрешите? Здравствуйте, - он смотрит на Пал Палыча и вдруг с облегчением всплескивает руками: - Павел... Это ты?! Вот свела судьба старых друзей!
Пчелкину радость - Знаменскому досада. Вовсе ни к чему ему Пчелкин в качестве подследственного!

X X X

В кабинете Скопина собралась вся тройка.
- Друзьями мы не были, хотя знакомство давнее, - хмуро говорит Знаменский. - Правда, лет десять не встречались, но у меня о Пчелкине твердое мнение. К сожалению, плохое. Просил бы освободить от объяснений, что и почему.
- Нет уж, Пал Палыч, потрудитесь назвать причину, - возра­жает Скопин.
- Ну хорошо... Пчелкин бывал в одной близкой мне семье. Считался женихом. Но обошелся без загса и смотал удочки. Конечно, не он первый, не он последний. Но... есть подробности, которых простить нельзя. В общем, Пчелкин мне решительно неприятен! А его действия предстоит объективно оценить. Мне это трудно - могу поддаться предубеждению. Потому считаю для себя неэтичным вести дело дальше. - Он кладет на стол папку.
Скопин щурит глаза.
- Значит, самоотвод? В горячее дело с ходу вводить нового следователя?.. Вынужден согласиться, - неожиданно заканчива­ет Скопин.
- Вадим Александрович, вы допускаете, что Пал Палыч может быть необъективен?! - Кибрит ушам не верит.
- Вполне допускаю, Зинаида Яновна. Постоянно держа в уме, что он предубежден, Пал Палыч не способен на объективность. Он же станет на каждом шагу бояться личной неприязни! Улики против директора, чего доброго, припишет этой своей неприязни и преуменьшит его вину... Пал Палыч, напишите рапорт.
- Хорошо.
- Вам досадно? - обращается Скопин к Томину и Кибрит. - Мне тоже, уверяю вас. - Он включает переговорное устройство.
- Зыков на месте?.. Вернется - срочно ко мне. - И снова к Томину и Кибрит. - Вы с ним работали?
Оба отрицательно качают головой.
- Последние дела Зыков провел удачно, хотя опыта маловато. Ну ничего, будет советоваться.
Знаменский достает из папки листок:
- На ближайшие дни я составил себе план.
- Давайте сюда, Зинаида Яновна?
- Первоочередное - это сравнительная экспертиза обеих картин: из музея и из таможни. Надеюсь договориться в Цент­ральных реставрационных мастерских. Там и специалисты и аппаратура.
- Я бы проверил на подлинность все картины, которые кра­лись-возвращались, товарищ полковник, - предлагает Томин.
- Согласен, с этим медлить не годится. Подумайте, Зинаида Яновна, кого направить в музей. А на что мы можем рассчиты­вать со стороны угрозыска?
- Пока общая разведка, товарищ полковник. Область для меня новая, люди новые. - Томин смотрит сумрачно: самоотвод Пал Палыча испортил настроение.
А тому вдвойне обидно: начало раскручиваться занятное дело, а пойдет дальше без него...

X X X

У комиссионного магазина, торгующего антиквариатом, роят­ся группки людей. Интеллигентный пожилой человек сидит на выступе фундамента, веером держа в руке кисточки, предназна­ченные на продажу. Похаживает взад-вперед парень с книгой альбомного формата в яркой суперобложке. Кто-то стоит с объ­емистой хозяйственной сумкой; когда к нему обращаются, с дос­тоинством приоткрывает сумку, показывая, чем он торгует.
Здесь нет атмосферы вульгарной толкучки. Скорее нечто вроде примагазинного уличного клуба по интересам, где собираются коллекционеры, но мелькают и "жучки".
За широкой полосой газона, отделяющего комиссионку от проезжей части улицы, останавливается такси. В машине Томин и художник Орлов. Дальнейший разговор они ведут на ходу.
- Вы только представьте меня двум-трем завсегдатаям и бро­сайте. Опекать не надо.
- Хорошо, Александр Николаевич, постараюсь.
Приближаясь к магазину, Орлов высматривает знакомых Какая-то женщина ему кивает, и он обрадованно представляет ей Томина.
- Томочка, познакомься, пожалуйста, мой друг. Я у него отды­хал на юге.
Женщина нехотя отрывается от нескольких людей, с которыми разговаривала, и окидывает взглядом Томина. Перед ней досто­верный уроженец субтропиков - из породы тех, кто весьма доход­но эксплуатирует климатическое преимущество этого края.
- Вот заболел человек любовью к прекрасному, - смущенно сообщает Орлов.
- Тяжелый случай, - роняет Тамара.
За спиной Томина кто-то хмыкает: "Осложнение после урожая фруктов".
Оттеснив Тамару немного в сторону, Орлов говорит:
- Томочка, моего друга потянуло на собирательство.
- Что же он собирает? - в тон Орлову Тамара понижает голос,
- Бессистемно, как всякий новичок. Ему надо помочь...
- Лично у меня для новичка ничего нет.
- Ты хоть познакомь его с кем-нибудь. Я обещал, неудобно.
- Ну пойдемте, - усмехается Тамара.
Они направляются к ближайшей группе.
- Разрешите вам представить - Саша с юга. Начинающий коллекционер.
Томин энергично пожимает руки: "Саша... Саша... Саша... Очень приятно..."
- Насколько я понимаю, - насмешничает Тамара, - трех­этажная избушка на море или в горах, которая нуждается в укра­шении?
- Примерно, примерно, - соглашается Томин.
Тамара отходит, оставив его на милость новых знакомых.
Но новым знакомым он тоже не интересен.
- Чем можем быть полезны?
- Решил коллекционировать что-нибудь настоящее, - с энту­зиазмом объявляет Томин. - Посоветуйте, чтобы не ошибиться.
- Это зависит от вкусов и, простите, средств.
- За средствами не постою! - тон денежного олуха удается Томину в совершенстве.
- Но что вас все-таки привлекает? Я, например, собираю Хлебниковские эмали. Вот он гоняется за ранним Кандинским, за его стилизованными пейзажами а ля рюсс. А он имеет пристрастие к народной утвари и одежде. И так далее.
- Не знаю, понимаете, на чем остановиться. Хотелось бы сойтись с понимающими людьми.
- Слушайте, Саша, - говорит наименее вежливый из собе­седников, - вы интересуетесь искусством? Вон там, - он ука­зывает на длинную витрину магазина, - от угла до угла - сплошное искусство! Идите и выбирайте. Нам надо поговорить. - И демонстративно отворачивается к своим. - Так вот, други, насчет красного коня. Еще у экспрессиониста Марка были "Три красных коня". У него же есть "Синие лошади", "Голубая ло­шадь"...
Н-да, с налету не врежешься в среду любителей живописи, одержимых красными и синими конями. Но, в сущности, и Томи­ну не они нужны. Он явился сюда в виде откровенной наживки для дельцов при искусстве. Для более тонкой игры нет времени. И успокоительно кивнув огорченному Орлову, который издали наблюдает, как его протеже получил от ворот поворот, Томин входит в магазин. За ним с улицы направляется "жучок", угодливо приветствуя выходящего из магазина Альберта в сопровождении почтительного молодого человека.
- Вон та, Альберт Иваныч, - указывает он на женщину, переминающуюся с ноги на ногу в сторонке.
- Что ж, позови, - разрешает Альберт.
Молодой человек подводит женщину.
- У меня старинный сервиз Поповского завода, - говорит она, зябко сжимая руки.
- Это разве старинный?
- Он очень красивый! И весь цел, им почти не пользовались.
- Почему же в салоне не берут?
- Они не называют стоимость. Привозите, говорят, оценим. Но в нем столько предметов! Пришлось бы нанимать такси... и притом комиссионный сбор... Может, вы посмотрели бы? Мне срочно необходимы деньги.
Этого женщина могла бы и не сообщать - Альберт сам видит.

X X X

Томин бродит по салону, впитывая атмосферу. За ним по пятам слоняется "жучок". В отделе, где торгуют канделябрами, часами, шкатулками, Томин внезапно встречается взглядом с Ковальским - бывшим мошенником по кличке "Хирург". Тот стоит за прилавком, занимаясь с супружеской парой, которая разглядыва­ет массивные настольные часы.
- Шесть тысяч - дороговато, - тянет покупатель.
- Но это ж не только художественная - историческая цен­ность, - агитирует Ковальский. - Эти часы пережили пожар Москвы. И до сих пор день за днем тикают! - Тут он видит Томина. - Тикают... - повторяет Ковальский уже машинально: он теряет интерес к покупателям.
- Я бы предпочла напольные, - мечтает покупательница. - В деревянном футляре и с боем. Представляете, что я имею в виду?
- Да-да, бывают... - рассеянно отзывается Ковальский.
- Если мы вам оставим телефон, можно ли надеяться?..
- Пожалуйста, отчего же.
Покупательница записывает для Ковальского телефон.
- Будем очень, очень признательны!
Посетители уходят. А Томин секунду-другую колеблется, не уверенный, сулит ли встреча удачу или провал.
Когда-то он выслеживал Ковальского, а Знаменский вел дело. Вторично Томину случилось столкнуться с Хирургом в колонии, где тот отбывал срок. Они потолковали, в общем, дружелюбно, разоткровенничавшийся Ковальский попросил Томина о лич­ном одолжении. Но Томин просьбу не выполнил... Решившись, Томин делает шаг к прилавку.
- Здравствуйте, Сергей Рудольфович.
Момент острый для обоих. Томину необходимо инкогнито. Ковальский может его раскрыть, если захочет. Захочет ли? Нет, не захотел.
- Здравствуйте... Не припомню, где встречались, - осторожно говорит он.
- На юге, в теплых краях.
- Ах, да-да! Здравствуйте! - Тихо: - Как вас по имени-отчеству?
- По-прежнему.
Дальнейший их разговор протекает с перерывами, поперемен­но то с глазу на глаз, то при покупателях, которые сменяют друг друга у прилавка. Соответственно меняется тон и содержание разговора.
- Вы для себя или... как обычно?
- Как обычно. Показывайте мне подряд, что подороже.
Со стороны все вполне естественно: Саша с юга приобщается к искусству.
- Вот, пожалуйста, весьма интерьерная вещь. Сейчас в моде.
- Спасибо... Давно вы здесь?
- Больше года, Александр Николаевич.
- А какими судьбами?
- Целая одиссея... Для подарка мужчине советую пепельницу. Есть фарфоровые, бронзовые, это резьба по мыльному камню - Китай... Пал Палыч здоров?
- В норме. Будет рад услышать о вас добрые вести.
- Александр Николаевич... - нерешительно бормочет Ко­вальский, - как-нибудь не выкроите для меня часок?
- Позвоните... Попрошу вон ту вазу поближе.
Ваза "дворцового" ранга. "Жучок", до сих пор маячивший в отдалении, не выдерживает, подбирается к Томину, трогает за локоть.
- Слышь, пойдем на пару слов. - Он отводит Томина от прилавка. - Слышь, друг, на кой тебе эта мура, на кой?! Хочешь красный "Жигуль"?
Клюнули на Сашу с юга, да только не те, кто требуется...

X X X

В отличие от Знаменского Зыков работает в более прямоли­нейной манере. Его допросы - это допросы, а не доверительные беседы, как порой у Пал Палыча. Ведет их Зыков стремительно, напористо, без пауз. Последовательность вопросов, как правило, спланирована им заранее, и темп не оставляет допрашиваемому времени на формулирование уклончивых ответов. Приходится отвечать коротко и по существу. И тотчас Зыков, как фигуру в игре, двигает вперед новый вопрос, ни на секунду не выпуская инициативу из рук. Порой это приносит успех, порой нет: Зыкову недостает гибкости и чутья на людей.
Сейчас он взял в оборот Кипчака - того, кто сдал "Подпаска с огурцом" в комиссионку. Причастен ли он сколько-нибудь к афере с Веласкесом?
Кипчак растерян, нервничает:
- Полная неожиданность... Я только-только с аэродрома...
- Мне это известно, товарищ Кипчак. Часто ли вы продаете картины через комиссионный магазин?
- Собственно... один раз всего.
- У вас там знакомый приемщик?
- Н-нет...
- Когда вы сдавали картину, была очередь или никого?
- Очередь.
- Долго ждали?
- Порядочно. Не меньше часу.
- Что принесли другие?
- Помню маленькую акварель Бенуа...
- Проверим, проверим. Сколько дней спустя вы наведались узнать о судьбе картины?
- Я не наведывался, я почти сразу уехал в санаторий.
- В очереди было много знакомых?
- В очереди? Нет. Случайные люди.
- А санаторий, где вы отдыхали, лечебного типа?
- Да... у меня язва.
- Сочувствую. Кстати, вспомните имя-отчество приемщика.
- Но... я понятия не имею.
- Однако договоренность о приеме "Подпаска" существовала?
Вопросы так и сыплются: невинный оправдается, виновный запутается.
- То есть, загодя?.. Нет.
- Почему же вы были уверены, что его возьмут?
- Я не был уверен.
- Предложенная цена - шестьсот рублей - вас устроила?
- Даже сверх ожидания. Вещь плохонькая.
- С кем из сотрудников магазина вы раньше общались?
- Лично ни с кем.
- Если не лично, то, возможно, через посредника?
- Нет-нет.
- А после продажи?
- Да нет же! Вы будто нарочно сбиваете меня с толку...
- Следовательно, товарищ Кипчак, не имея ни предваритель­ной договоренности, ни какого-либо опыта реализации картин через комиссионный магазин, вы отправляетесь туда в разгар своего рабочего дня. И битый час стоите в очереди, даже без твердой надежды на успех, потому что вещь "плохонькая". Так?
Кипчак беспомощно моргает светлыми ресницами:
- Ну... в принципе так.
- Очень хорошо, - подытоживает Зыков первый этап допроса. - Почему возникла острая необходимость продать "Подпаска"?
- Разве я сказал "острая необходимость"? Он просто не подхо­дил мне.
- Сколько у вас сейчас картин?
- Шестьдесят четыре.
- Сколько лет вы занимаетесь коллекционированием?
- Лет двенадцать.
- За это время вы расставались с некоторыми полотнами?
- Естественно. Иначе коллекцию не соберешь.
- Какие еще картины вы продавали в комиссионный?
- Больше никаких. Между прочим, вы уже спрашивали.
- Возможно. - Зыков игнорирует обидные нотки в тоне Кипчака. - Вам не кажется странным, товарищ Кипчак, что, впервые за двенадцать лет обратившись "на авось" к услугам магазина, вы получили неожиданно хорошую цену? И что "Подпасок" был немедленно куплен иностранным туристом?
- Да, немного странно.
- Как вы объясняете, что единственную сданную вами карти­ну, причем "плохонькую", купил человек, пожелавший увезти ее за рубеж?
- Откуда же мне знать! - волнуется Кипчак. - Мой приятель держит пошлый пейзаж за то, что там колодец напоминает ему родную деревню.
- Кому вы показывали пастушка до продажи?
- Да все видели, кто ко мне ходит.
- Уточняю вопрос: кому вы показывали картину, сообщая, что собираетесь сдать ее в комиссионный магазин?.. Жду ответа.
- Я пытаюсь припомнить... Нет, никому.
- Отчего же вы скрывали свое намерение?
- Скрывал?!
- Товарищ Кипчак, двенадцать лет вы реализовывали карти­ны через друзей-приятелей и, по-видимому, они всегда были в курсе, что именно вы готовы продать. Но вдруг вы решили прибег­нуть к помощи магазина. И никому об этом не заикнулись, ни с кем не посоветовались. Это ваши собственные слова, я ничего не присочинил.
- Да, но впечатление, будто я в чем-то повинен... - Кипчак оскорбленно вздергивает подбородок.
- Помилуйте, задача следствия - тщательно выяснить обсто­ятельства дела. Чем я и занимаюсь строго в рамках закона. Так почему вы скрывали намерение сдать "Подпаска" на комиссию?
- Как хотите, пусть скрывал... хоть я не скрывал, а получилось само собой. В нашем кругу он ровно никого не интересует. Что толку было разговаривать?
- Зачем же вы приобретали неинтересную вещь? Кстати, за сколько?
- Я не приобретал. Получил при обмене стенка на стенку.
- Не понял.
- Ну... ну это, когда говорят: давай махнемся - все, что у тебя висит на этой стене, на все, что у меня на той. Стенка на стенку.
- Цель подобного обмена? Попрошу подробно и вразумитель­но.
- Пожалуйста. - Кипчак обрадован возможностью погово­рить наконец по-человечески. - Видите ли, каждое квалифици­рованное собрание отражает некий принцип. Даже развесить картины нельзя тяп-ляп. Должна рождаться гамма в цветовом сочетании, определенное взаимодействие полотен. Я, например, стараюсь найти в стене центр тяжести для глаз, от которого уже пойдет движение к периферии. Ну, словом, тут разные соображе­ния, годами бьешься. И вот иногда наступает момент, когда все выстроено, и кончено - ни убавить, ни прибавить. То есть приба­вить можно бы, но квартира не резиновая. Получается, надо остановиться. Для коллекционера немыслимо! Тогда разом идешь на большой обмен и опять при деле: выстраиваешь заново. Но некоторые полотна начисто выпадают, как, например...
- Ясно, достаточно. С кем и когда вы произвели обмен "стенка на стенку"?
- С Васей Кротовым из нашего же НИИ. Три месяца назад.
Зыков встает и поворачивает к Кипчаку "Подпаска", стоявше­го до тех пор лицом к стене.
Кипчак, не заметив поначалу разницы, смотрит на Зыкова, ожидая новых вопросов. Затем физиономия его приобретает недоумевающее выражение.
- Позвольте... Это что же такое?..

X X X

Нарядное, полуцерковного типа здание Центральных рестав­рационных мастерских уже издали манит стариной. Сюда входят Зыков и Пчелкин - директор краеведческого музея.
В одном из внутренних помещений они застают художников-реставраторов: ласкового пожилого мужчину и молодую женщи­ну.
- Здравствуйте. Следователь Зыков.
- Все понятно, все понятно. Милости просим, - улыбается художник и представляет женщину: - Ирина Александровна, моя верная соратница. Вместе изучали обе ваши картины. Вер­нее, даже три, ибо одна, так сказать, совмещенная. Присаживай­тесь, пожалуйста.
- Я попрошу вас популярно объяснить товарищу директору, к каким вы пришли выводам и каким путем.
- Ирочка, поверните холст.
Женщина поворачивает "Инфанту", прибывшую из музея, лицом к сидящим.
- Прежде всего, голубчик, - говорит художник Пчелкину, - мы проверили белила. Вплоть до двадцатого века художники поголовно пользовались свинцовыми белилами, иных не сущест­вовало. С появлением же цинковых белил свинцовые из обихода исчезли. Так вот, мы берем картину и в темной комнате освещаем ее кварцевой лампой. Свинцовые белила при этом выглядят белыми, а цинковые - зелено-желтыми. Ваша картина, к сожале­нию, написана цинковыми, следовательно, в двадцатом веке.
- Так просто? - переспрашивает Пчелкин с некоторой даже иронией.
- Методика отработана, мы часто устанавливаем датировку полотен.
- А вы не могли бы наглядно продемонстрировать? - просит Зыков.
Женщина кивает с готовностью.
- Все под рукой. Хотите? - обращается она к Пчелкину. - Тогда пошли. Я возьму что-нибудь старое для сравнения.
Пчелкин бережно поднимает "Инфанту" и уносит вслед за художницей в соседнее помещение. Там гаснет свет.
- Пусть полюбуется, ему полезно.
- Бедолага, - сочувствует художник.
- Растяпа он! Если не хуже. Экспертизы у вас готовы?
- Да, вот одно заключение, вот второе.
Он передает Зыкову акты экспертиз, затем поворачивает ли­цом к нему другое полотно. Это пресловутый "Подпасок". Расчи­щенный участок теперь значительно больше.
- Обнорский был совершенно прав. Там, внизу, подлинный авторский слой. Там - "Диего де Сильва Веласкес. 1599-1660". Взгляните, какие мягкие, свободные, разнообразно положенные мазки различной величины, формы и плотности.
Возвращаются художница и Пчелкин. С убитым видом он несет фальшивую "Инфанту".
- Действительно что-то светится... по-разному... - Тут Пчел­кин замечает "Подпаска". Взор его зажигается ненавистью и сами собой сжимаются кулаки. Неряшливый парнишка кажется ему почти живым врагом, которого хочется отлупить нещадно.
- Это тот самый прохвост с огурцом?! И под этим пугалом огородным... Нет, этого просто не может быть!
- Рад бы вас утешить, голубчик, да нечем. Мы и второй способ испытали - рентгено-флуоресцентный. В разные периоды, види­те ли, один и тот же цвет, например, синий, достигался красками разного химического состава. Синий пигмент в вашей "Инфанте" содержит и железо, и кобальт. Художник употреблял красители современного фабричного изготовления.
- Я не знаю про железо и про кобальт, но она же старая картина! - Пчелкин снова хватается за свою "Инфанту". - Вы посмотрите - на ней трещинки по всей поверхности. Возьмите лупу...
- Без лупы вижу. Но ваши трещинки... Растолкуйте ему, Ироч­ка.
- Есть несколько мошеннических приемов, с помощью кото­рых можно быстро состарить полотно, - объясняет женщина. - Например, пишут картину в тепле, потом выставляют за окно, потом снова в тепло. Иногда откроют холодильник и прямо к нему привяжут. Естественно, краски трескаются, но трещинки другие. Это, - указывает она на "Инфанту", - не след веков, а холодильное производство.
- Не могу поверить, такая красивая!

X X X

Пчелкин немного оправился от пережитого потрясения и, сидя в кабинете Зыкова, намерен упорно защищаться.
- Ну теперь я жду подробного и правдивого, подчеркиваю - правдивого, рассказа о том, как стало возможным, что в музее произошла кража, - строго начинает Зыков.
- Не знаю, как стало возможным. Моей вины тут нет.
- Разве не на вас лежит забота о сохранности музейного имущества?
- Я ли не заботился! - всплескивает руками Пчелкин. - До меня был один сторож, при мне - два, дневной и ночной. Вы представляете, что такое выбить лишнюю ставку? Я выбил!
- Проверим.
- Проверяйте. И сигнализацию, кстати, я выбил. Заставил купить новейшую усовершенствованную систему. Целый год докладные строчил.
- И потом монтировали ее при всем честном народе.
- Да никто не обращал внимания!
- Детский разговор, товарищ Пчелкин. Повторяю: почему вы не закрыли музей для посетителей на время работ?
- Чтобы не закрывать его для посетителей.
- Вы считаете ответ достаточен для протокола?
- Да поймите, товарищ следователь, бригада из областного центра возилась три дня, а тут разгар сезона, то и дело экскурсии. Наш музей - обязательный пункт туристского маршрута. И вдруг мы запрем двери, и десятки людей, многие издалека...
- Иностранные туристы тоже были?
- Т-тоже, - с заминкой выдавливает Пчелкин.
- Весьма характерно. И не исключено, товарищ Пчелкин, что именно вследствие этой халатности воры получили доступ к картинам. Следующий вопрос: с какой целью вы замяли историю с кражей?
- С целью оградить репутацию музея и вообще... не будора­жить общественное мнение.
- Я предупреждал, что жду от вас правды, товарищ Пчелкин. Где и кем вы работали прежде?
- Завотделом в области, в Управлении культуры.
- Назначение директором музея - понижение?
- Ну... отчасти, - мнется Пчелкин.
- За что вас сняли?
- Ну... не поладил с начальством.
- Повторяю, с какой формулировкой вас сняли?
- Строгий выговор за нарушение финансовой дисциплины. Но это сплошь интриги!
- Да?
Пчелкин клятвенным жестом прижимает ладонь к сердцу.
Однако на Зыкова клятвы не действуют.
- Если бы Управление было поставлено в известность о проис­шествии, вам угрожало бы новое взыскание, не так ли?..
- Они, конечно, рады придраться, - злится Пчелкин. - Могли бы загнать в деревню. Сельский Дом культуры.
- То-то же! Не о чести города вы пеклись - о собственной карьере. А в результате следствие началось полгода спустя. Вы оказали ворам неоценимую услугу своим молчанием, товарищ Пчелкин! Надеюсь, неумышленно.
- Надеетесь? - вскидывается Пчелкин. - То есть, вы не уверены, что я... Это уж слишком! Возможно, человек оплошал, однако это не дает вам права сомневаться в моей порядочности!
- Отчего же? Такое право у меня есть.
- Но... нелепо же подозревать, будто я сам у себя взял и...
- А чем может быть опровергнуто такое, к примеру, допуще­ние, что подмена в музее была произведена давно? И что имита­ция кражи послужила лишь средством замести следы?
Пчелкин ошарашенно молчит.
- А, товарищ Пчелкин? Жду ответа.
От отчаянности ситуации Пчелкин обретает даже некое спо­койствие.
- Если на то пошло, - заявляет он, - чем вы докажете, что эта замазанная "Инфанта" была украдена из музея? Может, у нас с самого начала висела копия с цинковыми белилами! Когда карти­ны принимали, их не просвечивали кварцем! Таланов мог сам заблуждаться относительно подлинности Веласкеса!
- Ход неглупый, товарищ Пчелкин, - сухо усмехается Зыков.
- Вы могли бы на этом поиграть. Но есть одно досадное обстоя­тельство. Мы послали в музей группу экспертов, и сегодня утром мне сообщили, что из восьми похищенных полотен возвратились лишь два настоящих. Все остальные - подделка. Таким образом, украдено шесть картин.
- Шесть? - шепчет Пчелкин.
- Шесть, товарищ директор, шесть. Кто-то славно потрудился, заготавливая фальшивки для подмены. И, между прочим, на ваших глазах. Да-да, на глазах! Точную копию по памяти не напишешь, надо сидеть в музее. Вспоминайте, кто сидел.
- Я постараюсь вспомнить... Надо собраться с мыслями... сей­час не могу...
- Вы не фиксируете, кто допускается в зал для копирования? - изумляется Зыков.
- Нет, у нас не принято...
- Мне придется писать целую поэму в Министерство культуры.
- В Министерство культуры... - эхом вторит Пчелкин. - И вы напишете, что во всем виноват я!
- Я изложу факты.
- Послушайте, я ведь уже и так пострадал! У меня лично тоже украли, я только не говорил. Замшевый пиджак был в кабинете. Блок сигарет "ВТ". Журнал иностранный, один турист мне оста­вил. Совершенно потрясный... для мужчин, понимаете? И еще несколько книг.
Зыков немедленно берет на вооружение новую информацию.
- Пиджак? Размер, цвет, особые приметы?
- Пятидесятый, коричневый, прорезные карманы. Болгарс­кий. Почти не ношеный.
- Книги какие?
Зыков спрашивает и одновременно быстро записывает:
- Каталоги живописи. И одна очень дорогая: "Искусство Фаберже". Редчайшая книга!
- Год выпуска, формат?
- Лондонское издание семьдесят второго года. На английском языке. Мелованная бумага, шикарные иллюстрации. Роскошная книга.
- Как она к вам попала?
- Наш местный художник подарил, Шапошников. Привез из поездки.
- Проверим, проверим. А теперь последний на сегодня вопрос. Картины, переданные музею Талановым, находились все вместе?
- В одном зале.
- И висели подряд?
- Да, под общей табличкой. Две стены целиком.
- Их расположение было неизменно?
- В общем, да.
- Что значит "в общем"?
- Ну, однажды я кое-что перевесил...
- Перевесили? - настораживается Зыков. - Что именно и куда?
- Врубеля и Венецианова поднял повыше, - устало отвечает Пчелкин, - а двух испанцев загнал вниз. Просто поменял места­ми в экспозиции.
- В чьем присутствии перевешивались картины?
- Антипыч помогал, сторож, и еще кто-то был... Какая разни­ца?..
- Большая разница, товарищ Пчелкин. Это может стать един­ственным свидетельством в вашу пользу.
- Не понимаю.
- Понимать не обязательно. Но постарайтесь точно вспом­нить, когда вы перевешивали испанцев?

X X X

Первый, кому Зыков сообщает о результатах допроса, это Томин.
- Значит, две из восьми картин не поменяли? - задумчиво произносит тот.
- Меня это уже навело на размышления, Александр Никола­евич. Надо отдать должное ворам: кража спланирована и выпол­нена отлично. И вдруг - глупая неувязка. Вывод я сделал такой: непосредственно в музее орудовал кто-то некомпетентный. Он имел инструкцию брать определенные картины в соответствии с их расположением. Но что-то он напутал. И вот вам ответ на загадку: по инициативе Пчелкина за пять дней до кражи две картины были перевешены!
- Минутку, у меня фотографии, - Томин достает два фотос­нимка. - Собрание Таланова - две стены. Что куда перевесили?
- Насколько я понял, эти - вот сюда, а эти - на их место.
- То есть, испанцев взяли по ошибке, считая за Венецианова и Врубеля?
- Вы уже наизусть помните, Александр Николаевич!
- Куда деваться.
- Да, безусловно, по ошибке. А в котельной начали разбирать­ся - копии-то испанцев не заготовлены. Ну и оставили.
- Логично. Но тогда, боюсь, пан директор нас ни на кого не выведет. Соучастник не стал бы подкладывать друзьям свинью... Мне нужен список вещей - что у него там стащили.
Томин просматривает листок, протянутый Зыковым, и нас­мешливо качает головой:
- Ну судьбу журнала для мужчин проследить не берусь...
Появился повод снова наведаться в город, где полгода назад был ограблен музей. Томин инструктирует и напутствует молодо­го сотрудника угрозыска Олега. Тот оглашает по списку перечень заданий.
- Первое. Замшевый пиджак: узнать, был ли, есть ли, куда делся. Второе. Художник Шапошников: дарил ли директору книгу и по какому случаю. Третье. Дневной сторож: правда ли, что Пчелкин добился второй ставки. Четвертое. Кто копировал кар­тины в музее из местных и из приезжих. Пятое. Два испанца: когда и кем перевешены.
- И еще: люди, которые имеют отношение к котельной, - добавляет Томин. - В чужом городе найти рядышком такой укромный тайничок - это задача. Без местных трудно.
Олег вносит в список шестой пункт.

X X X

Утро в квартире Боборыкиных. Альберт завтракает в домаш­нем халате с кистями. Муза уже перехватила что-то наспех и собирается уходить.
- Вернется папа из поликлиники - заставь полежать.
- Угу, - мычит Альберт.
- Да, знаешь какой сервиз ты притащил в пятницу?
- Знаю-знаю, элементарный Попов. Могу я иногда для развле­чения купить Попова?
- Самое смешное, что это не Попов. Да будет тебе известно, что в кайзеровской Германии работала фабрика, которая занима­лась исключительно подделкой поповского фарфора.
Альберт уязвлен.
- И мне... мне! Всучили лимпопо?! Позор.
- Ну-ну, не расстраивайся. Где тебе было отличить. Ой, убегаю, - она торопливо уходит.
- Лобзаю тебя! - кидает вслед Альберт и, дождавшись, пока за Музой хлопнет дверь, звонит по телефону: - Алло, Ким? Мне нужен каталог... Да, сейчас. Клиентка придет... Ничего ей неиз­вестно, сырой материал, ее еще надо обольщать... Давай не ори. А-а, так бы и сказал. И не проспался еще?.. Ну шут с ней, подождет, принесешь в четверг. Лобзаю тебя.
Альберт убирает остатки завтрака, переодевается и причесы­вается, напевая свое "ля-ляля-ля!"
И вот является гостья - расфранченная дама лет тридцати пяти по фамилии Руднева.
- Если не ошибаюсь, Альбина Петровна?
- Да, Альберт Иваныч, по рекомендации Додика. Ах, в ваш музей даже боязно входить. Не знаешь, куда смотреть... - внезап­но она делает охотничью стойку: - Какой дивный торшер!
- Стиль вампир, - это и шутка, и зондаж: каков уровень?
- А картин, картин... - млеет гостья, не отреагировав на "стиль вампир". - Живого места нет. Додик говорит - оклеить стены сторублевыми бумажками, вышло бы дешевле.
- Значительно.
- Сколько же на это потрачено денег!
- Дорогая моя, имея дело с произведениями искусства, вы не тратите деньги, вы их вкладываете. Самое выгодное помещение капитала. Вот, к слову, взгляните: "Голубые фламинго", Матисс. Слышали такое имя?
- Мм... приблизительно.
- Очень известный художник. Когда я в начале пятидесятых приехал в Москву, то забрел однажды в антикварный на старом Арбате. Эти птички висели там на продаже и, как сейчас помню, стоили пятьсот рублей. Тогдашних, дореформенных. Теперь им цена минимум десять тысяч. Нынешних.
- О-о... - Руднева таращится на "Фламинго". - Фантастика! И вы предугадали?
- Приобрел их, к сожалению, не я - мой будущий тесть.
- Во всем мире все удивительно дорожает.
- А знаете, почему? Наша Вселенная бесконечно расширяет­ся.
- В каком смысле?
- В самом буквальном, дорогая моя. Непрерывно расширяет­ся, расширяется и расширяется.
- Перестаньте, - хихикает Руднева.
- Научно доказанный факт: Вселенная расширяется, а старых вещей не становится больше. Вот и дорожают. (Дура ты стоеросо­вая.)
- Вы шутник.
- Слегка, дорогая, слегка. Так чем могу служить?
- Додик называл мне мастера, такая французская фамилия... да, Фабержье!
- Фаберже, - поправляет Альберт. - Но Фаберже - это серьезно.
- Я знаю. Мне нужна хорошая подарочная вещь, Альберт Иванович. Для мужчины.
- Ага... для мужчины...
- Точнее - для мужа.
- Да, это точнее.
- К годовщине нашей свадьбы.
- А по какой он, простите, части? Продукты? Мебель? Авто­мобили?
- Стройматериалы. И не он, а я.
- Ха, это тоже серьезно! - Альберт раззадорен. - Обожаю красивых деловых женщин... Значит, Фаберже - и никаких гвоз­дей?
- Додик сказал, это будет действительно ценный подарок.
- Очень ценный. И что вам мечтается? Портсигар? Пепельни­ца?
- Вы покажите - я выберу... Но лучше всего... нельзя ли у вас купить торшер? Честно говоря, я прямо как вошла, как увидела - сердце упало... А?
- Ми-милочка, - урезонивает Альберт, - здесь не базар. Вы в доме Боборыкина!
- Ах ну, конечно, извините... Нет, лучше я повернусь спиной, он меня околдовал. - Она отворачивается от торшера. - Мы говорили о Фаберже.
- Предложить вам на выбор нескольких? Вы смеетесь, доро­гая, одного добыть - и то мудрено.
- Но Додик сказал...
- Ну кое-что на прицеле есть. Из наследства известной петер­бургской балерины, любовницы великого князя.
- О-о...
- Приходите, дорогая, в четверг. На боборыкинский четверг. Соберется, как всегда, цвет коллекционерства. Договорились?.. Очень приятно было познакомиться.
По дороге к двери Руднева останавливается и ласкает торшер.
- Ах, что за красота, что за роскошь! Будь он поменьше, я бы просто украла, даю слово!
- Ха, вы мне нравитесь! Послушайте, Альбина Петровна, жизнь коротка, а до ужина далеко - не пообедать ли нам как-нибудь на пленэре? "Русская изба"? или "Иверия"?
- С вами хоть сегодня!
- Сегодня - нет. Категорически занят.

X X X

Школьный класс. Альберт ведет урок астрономии. Со школь­никами он совсем иной: по-доброму улыбчивый, открытый и при всей шутливости тона внутренне очень серьезный. Ребята дер­жатся с ним свободно, дружески, слушают с интересом.
Дописав на доске очередную формулу, Альберт вытирает руки.
- Так что происходит при вспышке сверхновой? Урнов?
- Рождается большое количество электронов со скоростями, близкими к скорости света, - отвечает светлоглазый мальчик. - Они разлетаются во все стороны, в том числе и по направлению к нам.
- И называют их?.. Марина?
- Быстрые электроны.
- Да, на этом мы остановились в прошлый раз. Быстрые электроны. Они чересчур шустры для нашей Галактики и, разуме­ется, их приводят в норму, чтобы не обгоняли других. Каким образом - кто сообразит?.. Помалкивай, Синельников, догады­ваюсь, что знаешь.
- Магнитное поле? - раздается с задней парты.
- Совершенно верно. Магнитное поле нашей Галактики тор­мозит быстрые электроны. Те, естественно, протестуют. Нечего улыбаться, они довольно громко кричат. Чем могут кричать электроны? Басом, тенором - ну, шевелите мозгами... Ладно, Синель­ников, давай.
- При торможении электроны испускают радиоизлучение на метровых и более длинных волнах, - солидно поясняет Синель­ников.
- Вот именно. Усвойте: радиоизлучение. На секунду отвлечем­ся. Вы не задумывались над вопросом, где во Вселенной "право", "лево", "верх" и "низ"? Нет? Я понимаю, в нашей жизни и то не всегда ясно, что взлет, что падение, что к добру, а что к худу. А вот в бездонном космосе есть объективное "право" и "лево" и даже, как считают некоторые астрофизики, есть "верх" и "низ". Теперь вернемся к электрону, который выброшен в этот мир. Жизнь его - миг и исчезновение. А его - кричи не кричи - тормозят, да еще вынуждают вращаться. Надеюсь, вы помните, что все элект­роны вращаются. Одни в правую сторону, другие в левую. Как это называется? Ирина?
- Забыла слово, Ал-Ваныч.
- Левый спин и правый спин. Задолби, спрошу. Итак, левый спин и правый спин. Казалось бы, что за разница, вращайся, куда хочешь. Но закон несохранения четности говорит: нет! Два направо, три налево, пять направо, семь налево. У электрона нет свободы выбора.
- Ал-Ваныч, значит, во Вселенной тоже больше крутятся налево? - юмористически замечает мальчишеский голос.
- Не сбивай меня на балаган, Дорожкин. О несохранении четности догадались ученые Ли и Янг. Запиши, Ирина, это тоже спрошу... Мартынов, что ты крутишься? - Альберт обращается к парнишке, сидящему между двумя девочками. - И туда тянет и сюда? - Класс отвечает легким смешком. - Вот отчего все людские беды - от свободы выбора. Не умеем выбрать и потому плутаем...
Ребята, конечно, улавливают в речах учителя второй смысло­вой слой. Но не подозревают, насколько этот подтекст личный.
- Ну, а чтобы мы не плутали в космическом пространстве, - продолжает Альберт, - есть твердые ориентиры. Дорожкин, что мы называем маяками во Вселенной?
- Маяками во Вселенной служат яркие звезды - цефеиды-гиганты.
- Чего он не сказал о цефеидах?
- Цефеиды - пульсирующие звезды. То угасают, то разгорают­ся, - добавляет светлоглазый Урнов.
- А почему? - спрашивает Ирина.
- То, что звезда угасает и сжимается, означает, что внутри она начинает раскаляться. И когда будет перейден допустимый пре­дел сжатия, то... скажем так: терпение звезды лопается, и начина­ется ее возрождение. Нет ничего проще, чем определить рассто­яние до цефеиды. Стоит применить пятую формулу.
Длинная рука Альберта поднимается и, четко постукивая мелом, пишет формулу на доске... Конец четверти, повторение пройден­ного.

X X X

- Да-а, Сергей Рудольфыч, изрядно воды утекло, - говорит Томин, сидя против Ковальского за столиком в кафе.
- И должен заметить, Александр Николаевич, течет она ужа­сающе быстро!.. Последний раз мы с вами встречались в местах лишения, вы приезжали из-за побега одного заключенного, помните?
- Багров. Да, Багрова я помню.
Ковальский озадачен суровым тоном Томина.
- Что, так и не нашли его?
- Нашел... - он потирает простреленное Багровым плечо. - А вы, Сергей Рудольфыч, еще поете? "О, дайте, дайте мне свободу!", а?
- Редко, Александр Николаевич. И свободу дали, и прошлое отрезал, а что-то не поется... Знаете, я ведь имел глупость на вас обидеться. Тогда был у нас разговор в колонии, вы, наверно, забыли...
- Отлично помню, Сергей Рудольфыч. Помню вашу исповедь о Наде из Львова. Что она ждала ребенка, вы собирались женить­ся. Потом закрутились с какой-то аферой, уехали... и попали за решетку.
У Ковальского удивленно шевельнулись брови: действительно все помнит инспектор.
- Понимаю обиду, Сергей Рудольфыч: вы просили разыскать ее и сообщить адрес, а я не сообщил. Но...
- Не надо, Александр Николаевич, - прерывает Ковальский, - не надо, какие оправдания! Я ведь сам нашел ее, дознался, где живет. Но было поздно: два месяца - два месяца! - как вышла замуж... И все-таки я туда поехал, - продолжает он, помолчав. - Стоял напротив дома, ждал. Увидел Надю с мальчиком, оба веселые. Рванулся подойти - и только тут спохватился: а что я могу ей предложить? Себя? Которому уже не шестнадцать и не дважды шестнадцать? Что у меня за душой, кроме судимости? Словом, ушел. То ли поблагородничал, то ли струсил. А ведь она любила меня, и там мой сын... Если б на два месяца раньше!
- Сергей Рудольфыч, - мягко говорит Томин, - два месяца ничего не изменили бы. Надя давно была не одна, брак был предрешен. Я не сообщил адрес, потому что не счел себя вправе. Вламываться в чью-то жизнь с прошлым...
Он умолкает, и Ковальский тоже молчит, потупясь, осмысли­вая услышанное.
- Что ж, - произносит он наконец, - по крайней мере не буду больше казниться. Значит, все верно. Избавил себя и ее от нап­расного стыда.
- У вашего сына хороший отец, Сергей Рудольфыч.
- Рад за него... - Ковальский крепко сжимает пустую чашечку.
- Но горько... Ладно, оставим. Спасибо, Александр Николаевич. Вы торопитесь, или возьмем еще по чашечке?
- Давайте возьмем, время терпит.
Ковальский приносит кофе, коньяк и решительно меняет тему разговора:
- В ваших сегодняшних заботах не могу быть полезен?
- Кто знает. В общем-то, вы причастны к миру, который меня интересует... Скажите, среди коллекционеров много мухляжа?
- Не без того, Александр Николаевич, бывает. Но по большей части - чистый народ. Как один тут про себя говорит: "Я - зажженный человек!" Вот в основном они такие - зажженные люди.
- У вас постоянная клиентура, связи?
- Целая кипа телефонов записана. Я им нужен.
- Случаем, не хвастался кто-нибудь, что достал английскую книгу под названием "Искусство Фаберже"?
- Где-то есть на руках, краем уха слышал. На всю Москву два, много - три экземпляра. Легче самого Фаберже достать, чем эту книгу. Фаберже я, например, в натуре видел, книгу - нет.
- И каков он - Фаберже, которого вы видели? - любопытст­вует Томин.
- Хорош, спору нет. Работа тончайшая, изящная. Я видел бокал золотой и пресс-папье - камень, а сверху спит серебряный лев. Производит впечатление. Но как представишь себе, что на то пресс-папье можно машину купить...
- Да будет!
- Честное слово! Мода, Александр Николаевич. Фаберже сейчас так превознесли - куда твой Бенвенуто Челлини!.. Попробую аккуратно расспросить, у кого есть книга. - И Ковальский, ста­рый плут, подмигивает.
- Буду благодарен, Сергей Рудольфыч. Мне вас послал счастли­вый случай. Начинаю подумывать, а не удастся ли через вас некому Саше, владельцу дачи в южных краях, затесаться в среду художников и коллекционеров?
- Хм... - Ковальский чешет кончик носа.
- Если просьба бестактна - скажите напрямик.
- Вот что я скажу напрямик, Александр Николаевич, - не колеблется Ковальский. - Вы и Пал Палыч - люди, которым я верю. Так что готов... И, кстати, как говорит одна моя покупательница, "мне в голову зашла мысль". Есть пройдошный малый, общий любимец, он всюду вхож. А я с ним на короткой ноге. Представлю вас в лестных тонах, думаю, он познакомит с кем надо.

X X X

Старик Боборыкин с головой погружен в работу - занимается своей картотекой. На каждой карточке - фамилия коллекционе­ра и список вещей, которыми тот владеет. Боборыкин заносит сюда также сведения о совершающихся сделках: он всегда в курсе движения товара на художественном рынке. Сверяясь с записями на отдельных листках, он делает пометки в карточках.
- Модильяни... Списываем Модильяни с Ветчинкина, пос­кольку он перекочевал к Орлецкому... А Ветчинкину заносим два эскиза Коровина... на доброе здоровье... Шадрин расстался с Верещагиным... Взял оного Верещагина Боборыкин, и правильно сделал... Так, Рязанцев. Покойного Рязанцева изымаем, да будет ему земля пухом. С Рязанцевым хватит возни на полдня...
Боборыкин потирает руки, смакуя предстоящую возню с насле­дием женского врача. Очень некстати кто-то звонит в дверь. Боборыкин прикладывается к глазку в передней - Ким Фалеев! Волосы взлохмачены, галстук на боку.
- Опять навеселе? - ворчит старик, отпирая.
- Я навеселе не бываю. Либо пьян, либо трезв. Сейчас просто веселый... - Ким шумно врывается в комнату. - Батюшки, что я сподобился узреть! Знаменитая картотека! Холодная летопись человеческих страстей и безумств.
- Не трогай!
- Не трогаю, на шута она мне.
Боборыкин снова садится за дело, но парень ему мешает.
- Я, по счастью, не собиратель чужого, - разглагольствует тот, - я художник, творец. Лет через пятьдесят начнут коллекциони­ровать меня, Кима Фалеева! - и неожиданно дурным голосом запевает: "Гори, гори, моя звезда-а..."
Боборыкин вздрагивает.
- Фу, чтоб тебя! До чего ты весь крученый-верченый. Полчаса сычом смотришь, полчаса песни поешь. Терпеть тебя не могу!
- Взаимно, Анатолий Кузьмич, взаимно.
- Дерзишь? Гляди, выгоню.
- Не гоните, Анатолий Кузьмич, еще пригожусь, - смеется Ким. - Что Альберта не слышно? Обещал быть дома.
- У него массажистка. Три раза в неделю, пятнадцать рубликов сеанс.
- Хорошенькая?
- Нет.
- А Муза дома?
- Стряпает.
- Бедная. Алику бы на шеф-поваре жениться.
Из коридора слышны голоса - Альберт провожает массажис­тку. Затем появляется - разнеженный, в купальном халате.
- А, юный гений.
- Он самый. Спроси-ка меня, Альберт, почему я веселый такой.
- Почему ты веселый такой?
- Хорошую штучку принес. По всем статьям - Фаберже.
- Ля-ля! Ля-ля! Показывай.
Ким бережно разворачивает и ставит на стол серебряную пе­пельницу.
- Пепельница-лягушка? Недурно. Анатолий Кузьмич, полю­бопытствуйте.
Боборыкин, не беря в руки, осматривает пепельницу.
- Превосходная работа. Если невооруженным глазом, весьма похоже на Фаберже. Но, естественно, надо смотреть и исследо­вать. Ты уж сам, Альберт, у меня полно дел. - Он забирает свои ящички и удаляется.
- На кой ляд старик передо мной притворяется, будто не знает?
Вместо ответа Альберт строит неопределенную мину и уносит пепельницу.
Ким взвинченно слоняется по комнате, напевая: "Гори, гори, моя звезда..."; приостанавливается перед одной из картин: "Ну и что в тебе такого особенного, неповторимого? Только имя, друг мой, только имя". Снова неспокойно бродит: "Гори, гори, моя звезда-а...". Достает сигарету, закуривает.
Входит Муза в фартуке и, заметя в руке Кима сигарету, ахает:
- Ты, паршивец, где куришь?!
- Простите, Муза Анатольевна, совершенно машинально, - он поспешно тушит сигарету.
- В любой картинной галерее заплатил бы штраф.
- Заплачу, Муза Анатольевна! - Ким начинает шарить по карманам, разыгрывая испуг человека, обнаружившего, что у него с собой ни гроша.
- Алик у себя?
- Он занят ненадолго. Лучше не беспокоить.
- Я только спрошу, класть лук или нет.
- Не класть! - преграждает ей Ким дорогу. - Если только целиком.
- Почему целиком?
- Потому что резать невозможно, глаза щиплет.
- А и ладно, пускай себе ест без лука! - улыбнувшись, решает Муза и возвращается на кухню.
Альберт появляется очень довольный, с пепельницей и лупой.
- Порядок. Клеймо на месте. "Поставщик Императорского двора" и прочая... Во сколько ты ее ценишь?
- Вещь первоклассная. На аукционе в Цюрихе за нее дали бы столько тысяч фунтов!
- Ха! - Альберт обводит комнату рукой. - Если тут все пересчитать на фунты - пуды получатся. Но, как с горечью подметил поэт: "Ты не в Чикаго, моя дорогая".
С деланно незаинтересованным видом заглядывает Боборы­кин:
- Что там у Музы с обедом?
- У Музы полная икебана, - живо отзывается Ким. - Анато­лий Кузьмич, сколько стоит этот Фаберже?
Вооружаясь лупой, старик придирчиво осматривает пепельни­цу со всех сторон.
- Сперва надо покупателя найти, потом рядиться.
- Мне деньги нужны сейчас.
- Если ты встретишь человека, которому деньги сейчас не нужны, подними меня хоть среди ночи, не поленюсь, приеду полюбопытствовать.
У Музы снова кулинарные сомнения.
- Алик, я хотела спросить... - начинает она, но при виде лягушки мгновенно забывает о стряпне. Словно по воздуху, плы­вет Муза к столу, крепко вытирает руки фартуком и поднимает пепельницу. - Так и думала - Фаберже! Ким, ты принес? Где откопал?
- Ким добрался до наследства петербургской балерины, лю­бовницы великого князя, - говорит Альберт первое, что навер­нулось на язык.
- Точно. Как войдешь, сразу наискосок. Две старушки-сест­рички, балеринины племянницы.
Муза увлечена и не замечает, что они балагурят.
- Продается? - спрашивает она, держа лягушку в ладонях.
- Продается.
- Сколько?
- Видишь ли, деточка, - вмешивается Боборыкин, - мы как раз решаем. Ким пришел советоваться.
- Папа, давай возьмем!
- Что ты, Музочка, что ты! Это совершенно не входит в мои планы.
- Тогда ты бери, Алик. Бери, не прогадаешь.
- Но ты же знаешь, во что нам влетел Рязанцев. Ни Анатолий Кузьмич, ни я просто не имеем возможности... На кухне ничего не пригорит? - Альберт тревожно поводит носом.
- Ой, Алик, помешай сам!
Альберт кидается на кухню - нельзя допустить, чтобы погиб обед!
Ким рад заварухе.
- Купите вы, Муза Анатольевна. Вам я уступлю подешевле.
- Пап, ты дашь взаймы?
- Ни рубля. Что за блажь?
- А и ладно, без вас найду! - поднимает Муза флаг мятежа. - Сколько, Ким?
- Оцените сами.
- Альберт! - призывает Боборыкин. - Ким подбивает Музу купить!
- Эй ты, кончай свои фокусы! - невнятно кричит из кухни Альберт с набитым ртом.
Ким смеется.
Боборыкин пытается умиротворить Музу:
- Давай договоримся - ко дню рождения ты получишь Фаберже.
- Но я хочу именно этого!
- Теперь не время! - отрезает Боборыкин и покидает поле боя. - Я умываю руки, - сообщает он Альберту, столкнувшись с ним в дверях.
- Ладно уж, распетушились! Не буду. Иди, Алик, я просто полюбуюсь. Ну? Полюбоваться я имею право?
Альберт неохотно скрывается.
Муза усаживается поговорить по душам.
- Слушай, Ким, как интересно - только сейчас начинают выплывать самые талантливые работы Фаберже. Будто где-то прятались и выжидали, пока их смогут оценить по достоинству.
Настроение Кима резко меняется, он вдруг мрачнеет.
- Не согласен?
- Вполне согласен.
- Из мастерских Фаберже выходило ведь немало и манерного. Не сплошь была красота, бывала и красивость. Особенно с золо­том, с драгоценными камнями. А тут так просто и благородно - чистое серебряное литье. А эта лягушка, слегка утрированная, с ноткой иронии... Замечаешь?
- Это животное с настроением.
- Именно! И опять же - с чего я начала - появись она раньше, так в общем всплеске моды не обратили бы внимания, Фаберже и Фаберже. А сейчас, когда каждая находка на виду, начинаешь думать и сравнивать. Я считаю - то, чем все восторгаются, это средний уровень. А есть вершина творчества, золотой период.
Лицо Музы смягчилось, помолодело, она в своей стихии.
- И что еще вы относите к вершинам творчества?
- Из вещей, которые держала в руках, пресс-папье со спящим львом, например.
- А подсвечник-змея? - напряженно спрашивает Ким.
- Да, пожалуй. У тебя, Кимушка, отличный нюх. И все - в едином стиле и помечено московским клеймом. Я начала было статью писать. Алик даже название придумал: "Золотой период серебра Фаберже".
Жующий Альберт заглядывает в дверь и, послушав, о чем речь, исчезает.
- Дайте почитать, когда допишете.
- А, забуксовала что-то. Не пойму, на что выводить. Вряд ли это собственноручные работы старика Фаберже. Кто-то из его мастеров. Я уж в литературе, в архивах рылась - попусту. Петербургские мастера, те известны: Перхин, Соловьев, Горянов, Епифанов-Захудалин. Там мы знаем: если кроме фирменного клейма стоит "Ф.А.", - это Федор Афанасьев, "В.Б." - Василий Бойцов и так далее. А в Москве всего-то было два или три личных клейма. Одно из них "И.П.", Но что за "И.П."? Неведомо. Вещей его мало, они в таком же роде, - она кивает на лягушку. - Очень своеоб­разные.
- И вы подозреваете, что "золотой период" - это дело рук "И.П."?
- В душе уверена.
- Отчего же на пепельнице нет букв "И.П."? И на подсвечни­ке не было! - запальчиво возражает Ким.
- В том-то и загадка. Великолепные работы, его работы, но без инициалов! - Муза понижает голос. - Ким, я лягушку возьму, только пока помалкивай. Что старушки просят?
- Старушки темные, - неохотно врет Ким. - Знают, что старинное серебро, и все...
- Ладно, столкуемся, - шепчет Муза.

X X X

Что же следствие? Где наши сыщики? Не скажешь пока, что они далеко продвинулись. Докладывая дело начальству, лейте­нант Зыков не может похвастать особыми достижениями.
- По-видимому, состав преступной группы разношерстный, товарищ полковник. И, судя по тому, что польстились на пиджак, на сигареты, мелкое жулье. Но должны существовать те или тот, кто все это организовал и взял на себя реализацию похищенно­го...
- А подтверждается, что у директора пропали личные вещи? - прерывает Скопин.
- Да, замшевый пиджак Пчелкин надевал, когда приезжали иностранцы. Названная им книга тоже была. Действительно подарил ее художник, а директор в благодарность повесил в музее его пейзаж. На переплете книги, между прочим, есть прожжен­ное пятнышко - отлетела головка спички.
- Что еще дал розыск на месте?
- Пока больше ничего.
- Подытожим. Директор музея как соучастник кражи отпада­ет. Кипчак, продавший "Подпаска", тоже.
- Да.
- Другими словами, вы зашли в тупик.
- Нет, товарищ полковник, кое-что на моем счету все же есть. Директор вспомнил о группе студентов художественного учили­ща. Они как раз снимали восемь копий. И судьба этих копий неизвестна.
- Вам неизвестна или студентам?
- Ни им, ни мне. История такая, товарищ полковник. Из треста общественного питания к училищу обратились с просьбой помочь художественно оформить вновь открытые точки. И пря­мо указали, копии каких картин хотели бы получить - именно тех, что потом украли. Деканат разрешил, даже порадовался, что не везде висеть одним "Медведям". А для студентов это был и заработок, и практика, им потом зачли копии за курсовые работы. Деньги училищу были переведены по почте. За картинами прис­лали машину с шофером, погрузили - и все, никаких следов.
- В тресте делают круглые глаза?
- Да, товарищ полковник, они картин не заказывали. Хотя заказ оформлен на трестовском бланке.
- Такой бланк мог достать любой завстоловой. В училище хоть помнят человека, с которым договаривались?
- Молодой блондин с бородой.
- Безнадежно. Есть даже шутка: особые приметы - усов и бороды нет... Думаю, вы отдаете себе отчет, что я жду максимума усилий. Если нужна помощь - говорите.
- В данный момент, товарищ полковник, - только автобус и командировка на два дня: повезу студентов в музей опознавать копии.
- Хорошо. А что делается для розыска самих картин?
- Легальные каналы реализации перекрыты. Все организации, занимающиеся покупкой произведений живописи, выставками и прочее, поставлены в известность. Полагаю, будем иметь некото­рую информацию и о частных сделках - Томин нащупывает путь в круги художников и коллекционеров.

X X X

В помещении, похожем на большую гардеробную, развешана самая различная одежда: от блайзеров до ватников и поношен­ных пальто. Добром этим заведует веселый лейтенант милиции, который снаряжает сейчас Томина на "первый бал".
- По-моему, товарищ майор, то, что надо! - он оправляет на Томине пиджак. - Богатый приезжий с художественными нак­лонностями. И идет вам.
Томин приглядывается к себе в зеркале:
- Слишком респектабельно. Надо подбавить пошлости.
- Хотите безобразный галстук, и платочек в карман? - смеет­ся лейтенант и ныряет в гущу "подведомственных" одежд.

X X X

В разгаре боборыкинский четверг. Довольно людно и шумно. Общество смешанное. Здесь и солидные, уважаемые коллекцио­неры, для которых встреча носит "клубный" характер: они что-то рассказывают, обсуждают. Здесь и свои люди, и те, с кем отноше­ния далекие, но кто нужен "для уровня" или как возможный покупатель. Огрубенно говоря, это небольшой и высокопостав­ленный базар на дому, куда впускают по приглашению либо по надежной рекомендации. Ничего похожего на прием, никакого угощения, даже присесть многим негде.
За порядком надзирает дородная пожилая женщина, которую можно точнее всего охарактеризовать словом "приживалка".
Главная тема разговоров среди гостей - распродажа коллек­ции Рязанцева.
- Вообразите себе этакое самообслуживание: кто хочешь приходи, что хочешь бери. Двери в квартиру настежь. Все вывалено, гравю­ры кучей в углу. В каждой комнате - родственник из деревни следит, как бы чего не утащили. Кто Шишкина тащит, кто воль­теровское кресло - с ума сойти, что творилось! А при выходе сидит "на кассе" сама мадам.
- Но ведь она, говорят, ничего не смыслила?
- Мало что не смыслила, она их ненавидела. Эти картины, бронза - ей от них житья не было.
- И... жена Рязанцева назначала цены?
- Что вы! Пригласили двух оценщиков.
- Ужасно, что я опоздал!
- Не жалейте, - утешает мимоходом Боборыкин, - редкост­ное, доложу вам, было, безобразие. Пыль, паутина, некоторые холсты хранились в ванной, с них осыпались краски.
"Приживалка" впускает высокочтимого гостя. Все, мимо кого он проходит, уважительно с ним здороваются по имени-отчеству. В ответ он лишь молча кивает головой.
- Счастие вас видеть, Николай Романович! - приветствует Боборыкин. - Оторвались от своих теорий, так сказать, ради ветки сирени?
Высокочтимый кивает.
- Вот рекомендую - новый портрет, - Боборыкин подводит гостя к портрету, привезенному Вешняковым. - Смотрите, не буду мешать.
Тамара - женщина, которой Томина представляли у комисси­онного магазина, тоже здесь.
- Анатолий Кузьмич! - окликает она. - Признайтесь честно, это Рокотов?
- А почему бы нет?..
В квартире появляются Томин и Додик. Тощего, безобразного и обаятельного Додика встречают оживленно: "Додик пришел!", "Додик, вы не забыли?..", "Додик, вы обещали позвонить про испанскую гитару!"
- Товарищи, - привычно скалится он, - вас много, а додиков мало. Додик может все, но он не может все сразу! Музочка, минутку! - Подводит Томина к Музе. - Мой друг, будущий меценат. Любить не обязательно, но попрошу жаловать.
- Проходите, чувствуйте себя свободно, - равнодушно говорит Муза.
Томина дважды приглашать не надо. Он проходит и непринуж­денно кивает Тамаре.
- Саша с юга! - вытаращивается та. - Какими судьбами?
- Меня Додик привел.
- Откуда вы знаете Додика?
- Странный вопрос. Кто же не знает Додика? Додика все знают.
- А где он?
- Пошел звонить про испанскую гитару.
- Ой, он мне нужен!.. Додик, миленький, раз ты все равно звонишь, еще две штучки сервилата...
Муза провожает Тамару неодобрительным взглядом и возвра­щается к беседе с высокочтимым.
- Николай Романович, хотите присесть?
Тот кивает.
- Тася! Стул!
"Приживалка" появляется со стулом.
- Вам, наверно, суетно у нас после вашего уединения, - журчит Муза и ушам не верит - высокочтимый снизошел до ответа:
- Иногда человек нуждается в обществе... хоть сколько-нибудь себе подобных.
А в прихожей Альберт встречает Рудневу.
- Здравствуй, дорогая моя!
- Здравствуй, Альберт. - Она вертится перед зеркалом, взгля­дывает на старинные часы на стене. - Эти часы жутко отстают.
- Они по Гринвичу ходят.
- Зачем?
- Английские часы - английская привычка. - Он наклоняет­ся к ее уху. - Я достал.
- Фаберже?!
- Тсс.
- Покажи скорей!
- Ну не здесь же.
Альберт ведет ее сквозь строй гостей, натыкается на Додика.
- Додик, не знаешь, что там за деятель? - он указывает на Томина.
- Мой друг. У него то ли вишневый сад, то ли урючный огород.
- И цветет красивыми купюрами, да? Что ищет он в краю далеком?
- Все, что ему сумеют продать...
Представленная Боборыкину, Руднева пускается кокетничать:
- Я раньше думала, что все произведения искусства - в государственных музеях. Для меня это прямо открытие - част­ные коллекции.
- Милая женщина, разумеется, искусство принадлежит наро­ду. А картины принадлежат мне.
- Но как вам удалось?
- Мы, коллекционеры, сильны целеустремленностью, - хо­лодно и высокопарно вещает Боборыкин. - И великим терпени­ем.
Вокруг Боборыкина начинают скапливаться слушатели; среди них и Томин.
- Мы собираем и храним то, что без нас было бы утрачено. Едва ли не половина моих картин была буквально спасена от уничто­жения. Есть полотна с драматической судьбой: я собственными руками вынес их в Ленинграде из руин, оберегал под бомбежками, под обстрелом. Когда большинство людей думало лишь о том, чтобы выжить, мы, собиратели, пеклись о судьбе художественных ценностей. Умирая в нашем госпитале, полковник Островой, которого я трижды оперировал, завещал мне свою коллекцию, веря, что я не дам ей погибнуть.
Видно, что старик сел на своего конька.
Руднева послушала-послушала и бочком отходит - ее, как магнит, притягивает торшер...
Появляется Ким Фалеев, под мышкой у него большая заверну­тая в газету книга. Альберт встречает его у дверей, забирает книгу.
- Ты заставил себя ждать, моя дама в нетерпении.
- Народу много?
- Весь паноптикум. Не объяснишь ли, между прочим, где лягушка?
- Для дамы лягушка - жирно, хватит портсигара.
- Я не спрашиваю про жирно-постно, я спрашиваю, где пе­пельница?!
- Пока у Музы... гостит.
- Ким! Без номеров!.. Вспомни, пока Муза тебя не пригрела, ты ходил без порток! Вшивый гений!
Рассерженный, он направляется к Музе.
- Дай ключ от спальни.
Муза подозрительно оглядывает Рудневу и поджимает губы.
- Музочка, искусство требует жертв. Я не виноват, что очеред­ная жертва искусства приятно выглядит.
Муза отцепляет ключ от связки, которую носит в кармане.
В спальне Руднева листает иллюстрации в "Искусстве Фабер­же", алчно причмокивая. Входит Муза, оценивает ситуацию. Альберт немного отодвигается от Рудневой.
- Чисто два голубка. Альберт и Альбина... Алик, что ты Киму сказал? Ушел и хлопнул дверью!
- Накатывает на него. Сегодня ушел - завтра вернется.
- Галстук поправь, - холодно говорит она, про себя называя его паршивым потаскуном.
- Ты, Муза, как раз вовремя. Альбина Петровна интересуется, где можно взглянуть на Фаберже.
- На Фаберже можно взглянуть в Оружейной палате, в Исто­рическом музее и в Эрмитаже, - отчеканивает Муза.
- Я была уверена, что он француз, но Альберт Иваныч гово­рит...
- Карл Фаберже - не француз. Еще дед его принял русское гражданство. Фаберже - вершина ювелирного искусства, весь мир называет его великим русским ювелиром, и он принадлежит России... Есть еще вопросы, или дальше разберетесь сами?
- Я намерена досмотреть альбом.
Сверкнув глазами, Муза выходит.
- Чего она злится?
- Муки ревности. Кстати, о любви и ревности - примечатель­ная фигурка. - Альберт показывает цветную фотографию в книге.
- Эта? Чем?
- Сейчас переведу описание.
Приближаются решающие минуты сделки, и пора "запудрить мозги" клиентке. Альберт открывает книгу на разделе "Коммен­тарии" и читает:
- Изображение цыганки Вари Паниной, хорошо известной своим дивным голосом. Несмотря на редкостно некрасивое лицо, она привлекала многочисленных поклонников в загородный ресторан "Яр". Жертва неразделенной любви к офицеру гвардии, Панина приняла яд и умерла перед гвардейцем на эстраде, испол­няя романс "Мое сердце разбито".
- Надо же! - Руднева роняет неопределенный смешок и берет портсигар, который собирается купить. - Он мне нравится, Альберт, но цена невозможная!
- Я предупреждал: Фаберже - это серьезно. Ты взвесь на руке - какая сладкая тяжесть. А работа? Не работа - сон! Удосто­верься - проба и клеймо.
Он подает Рудневой лупу, та изучает портсигар. Альберт опять прибегает к "Искусству Фаберже".
- Вот полюбуйся, точно такой портсигар в коллекции леди Таркс. А леди, как известно, это жена лорда. На международном аукционе...
- Я не леди, и мы не на международном аукционе. Так что делим твою цену пополам, и с этой суммы начинаем торговаться.
- Но мы и не на барахолке, дорогая моя!
- Ах, перестань, Альберт, я не маленькая. Что за покупка без торговли!..
На кухне курят и спорят о краже в краеведческом музее.
- Я слышал в другой редакции, - авторитетно заявляет плот­ный мужчина в очках. - Пришли трое в масках, сторожа связали, директору нож к горлу - и он сам все поснимал и отдал. Полотен пятнадцать, кажется, мирового значения имена!
- Брехня, не верю, - говорит лощеный красавец средних лет, художник Цветков.
- Но, представьте, кто замешан - Кипчак! Его таскают на Петровку!
- Меня тоже вызывали на Петровку, а я ж не замешана, - возражает Муза.
- Тебя вызывали? - подскакивает Тамара. - Музочка, расска­жи!
- Нет, просили не разглашать.
Она нетерпеливо посматривает на закрытую дверь спальни.
- А я говорю - брехня! - твердит Цветков. - Знакомый недавно ездил, картины на месте.
- Совершенно верно, - берет слово Томин. - Я объясню, в чем фокус. Все сделал директор - гениальный человек. Сначала он потихоньку заменил картины копиями, давно уже. Потом разыграл липовую кражу для отвода глаз. Утащил эти самые копии и спрятал так, чтобы милиция обязательно нашла. Ну, милиция и нашла. Повесили их назад, все довольны. Вот и выходит, что картины на месте, да только не настоящие!
- И что же, директор сознался?
- Нет. Так и сяк с ним бьются - молчит.
- Учитесь у Саши: не успел приехать с юга и уже все выведал.
- Брехня. Откуда ему?
- Зачем обижаешь? Можно сказать, из первых рук! - с южным темпераментом реагирует Томин. - Со мной в соседнем номере большой юридический чин. Имеет полные сведения. Посидели за столом раз-другой, и он мне доверительно как любителю искусст­ва и надежному человеку. Так что прошу - между нами.
- Стало быть, директора упекли? - спрашивает Цветков и внимательно смотрит в лицо Томину.
- Кто сказал? Гуляет директор. Знать про него знают, а дока­зать не могут. Того гляди, дело совсем закроют.
- И в какой гостинице живут такие осведомленные люди? - не отстает Цветков.
- Где я, по-твоему, останавливаюсь? В "России", конечно.
Томин сознательно выдает дезинформацию относительно Пчелкина. Что в четверг сказано у Боборыкиных, то в пятницу облетит всю коллекционерскую Москву и, может быть, достигнет ушей того, на кого рассчитано, - так думает он, внешне строго выдерживая рисунок своей роли: простодушное дитя юга с толс­той сумой.
Издали на него нацелился Альберт.
- Додик! - зовет он. - Займи даму, благо вы знакомы, - Альберт кивает на Рудневу. - Она мне больше не нужна.
- Бу сделано.
И они расходятся. Додик - к Рудневой, Альберт - на новую охоту.
- Не мерзнешь в Москве? - понибратски хлопает он Томина по плечу.
- Ничего, у нас в горах тоже снег.
- Но внизу тепло.
- Иной раз и жарко.
- Хорошо! Но пить хочется, слушай. Чай небось пьешь.
- Пьем чай. Вино пьем. Коньяк пьем. Мацони пьем. Боржоми пьем. Все, что для здоровья, - все пьем.
- Чашки нужны, слушай. Хочешь антикварный сервиз? Недо­рого.
- Посуда своя. Хватает посуды.
- Посуда! Посуда - это стаканы-ложки, сковородки. Я тебе фарфор предлагаю. Художественный фарфор Поповского завода. Знаменитейший поповский фарфор! Кого хочешь спроси.
- Нет, посуда есть, - упирается Томин. - Посуду покупать незачем. Вот Сарьяна я бы взял.
- Значит, сервиз не хочешь. А в бильярд играешь?
- Немного могу.
- Молодец, люблю. Айда сыграем: твой урюк - мой сервиз. А потом про Сарьяна поговорим.
Он тянет за собой Томина. Не в пример Боборыкину Альберт действует открыто и беззастенчиво. Поэтому всегда найдется и свидетель и комментатор:
- Наивный человек. С Альбертом в бильярд! Босой по шпалам домой пойдет...
Цветков подкатывается к "приживалке":
- Тася, узнайте у Додика фамилию этого Саши. Только... - он прикладывает палец к губам. - Я хочу над ним подшутить...
...Гости расходятся с "четверга". У подъезда дома Боборыкиных стоит машина, Томин для вида копается в моторе, косясь на дверь. Оттуда под руку с Додиком появляется Руднева.
- Эге, засел? - говорит Додик. - Ищем запасную свечу. - С серьезным видом он шарит в боковом кармане.
- Свечи целы, подержи фонарик. Тут малюсенький контакт... Оп, и готово. - Томин закрывает капот. - Заднее сиденье, как видишь, занято, но даму подвезу с удовольствием.
Руднева усаживается и оглядывает заднее сиденье, заваленное свертками.
- С приобретением вас!
- Спасибо. Вас по-моему, тоже?
- В общем, да, - чуть замявшись, признается Руднева.
- Чудесно. - Томин трогает машину.
Они катят по вечернему городу и вскоре болтают уже по-приятельски.
- Чуть не забыл! - восклицает Томин и тормозит, немного проехав телефонную будку. - С вашего разрешения, крошечный звонок. Задержался я у Боборыкиных, надо перед одной знакомой извиниться.
В автомате он говорит вполголоса:
- Петр Сергеич? Это я. Спешу. Два слова. Срочно номер в гостинице "Россия". Сегодня я должен там ночевать. И я там уже три дня живу, понял?.. Свяжусь попозже.

X X X

В краеведческом музее все по-прежнему, все так же сквозь высокие окна бывшего купеческого особняка светит случайное декабрьское солнце на две "талановские стены", на парчовые кресла и мраморный столик. Все по-прежнему, и Пчелкин пока тут, только вместо "Инфанты" - пустой квадрат.
Студенты художественного училища разглядывают картины и переговариваются.
- Ну и как? - спрашивает Зыков. - Узнаете свои работы?
- С одной стороны, как будто да, с другой - как будто и нет.
- Я могу сказать, что в основе натюрморт мой, некоторые детали помнятся, мазки. Но он подправлен, и заметно.
- И у меня!
- Да, кто-то по ним лихо прошелся.
- А главное - мы не обрабатывали под старину.
Зыков не обескуражен, такую возможность он предвидел.
- Хорошо, ребята, а если допустить последующую доработку, вы узнаете свои копии? Или сомневаетесь? Вот вы, например?
- Я не сомневаюсь. У меня здесь три облачка, а в подлиннике было еще одно, такое тающее в вышине. Я его писать поленился.
- А вы?
- Мы, конечно, старались, товарищ следователь. Но кое-что все-таки упрощали. Кое-где грешки просвечивают.
- Таким образом, на данный момент в музее находятся сделан­ные вашей группой копии. Все изменения были внесены кем-то без вашего ведома и уже после того, как деканат зачел копии за курсовые работы. Правильно?
- Правильно, - вразнобой подтверждают студенты.
- Моей копии нет, - выступает вперед хорошенькая синегла­зая девушка.
- А что вы копировали?
- "Инфанту с яблоком" Веласкеса.
- Ясно. Вам ясно, товарищ Пчелкин? - адресуется Зыков к директору, уныло подпирающему колонну.
- Мне ясно, но мне до лампочки. Я сдаю дела.
Девушка трогает Зыкова за локоть и отводит в уголок посек­ретничать.
- Скажите, вот это... что копии дорабатывались без нашего ведома и после сдачи... Это для следствия важно?
- Чрезвычайно важно.
- Тогда я обязана сообщить - с "Инфантой" было иначе...
- Слушаю.
- Понимаете, напросилась я на эту практику, деньги были позарез нужны. Но Веласкес оказался мне абсолютно не по зубам. Никак не давалось лицо, платье... И как-то так вышло, что Антон Владимирович начал мне помогать... В сущности, копия скорей его, чем моя.
- А кто такой Антон Владимирович?
- Наш руководитель практики. Цветков.

X X X

Если бы девушка смолчала, нашлись бы и другие выходы на Цветкова. Но этот оказался кратчайшим. Через несколько дней следователь уже располагал достаточным, как он считал, матери­алом для допроса.
И вот Цветков на Петровке. Но, против ожидания, довольно хладнокровно сдерживает натиск Зыкова и не дает ему набрать темп.
- Я не стремился руководить практикой, - не спеша объясня­ет Цветков. - Меня уговорили, потому что от училища некому было поехать.
- Вы собственной рукой вносили поправки в работы студен­тов?
- В подобных случаях это не принято.
- Значит, не вносили?
- Студенты должны выполнять курсовые самостоятельно.
- Меня интересует, как обстояло дело в данном случае.
- Вероятно, на секунду-две я брался за кисть, в минимальных пределах.
- Вам известно, что украденные картины были заменены копиями, сделанными под вашим руководством?
- Я слышал, что существует такое мнение.
- Вы его разделяете?
Цветков задумывается.
- Нет... Это маловероятно - копии были все-таки ученичес­кие.
- В чем конкретно заключалась ваша деятельность в музее?
- Я давал ребятам пояснения, советы и прочие цэ у.
- Ваши отношения с директором Пчелкиным?
- С Пчелкиным? Да так, шапочное знакомство. Раза три покурили, поболтали.
- О чем?
- Что называется, о погоде.
- По утверждению Пчелкина, вы интересовались книгой "Искусство Фаберже".
Снова Цветков выдерживает паузу.
- Да-да, припоминаю, он хвастался.
- И даже хотели ее купить.
- Разве он продавал?
- Я выясняю ваши намерения.
- Не исключено, что я произнес какие-то слова, чтобы ему польстить и доставить удовольствие.
- Кому вы рассказывали о наличии у Пчелкина такой книги?
- Затрудняюсь, чуть не год прошел.
- Девять с половиной месяцев... Я очень утомил вас своими расспросами?
- Ну я понимаю - служба. Если, на ваш взгляд, я способен что-либо прояснить, - пожалуйста.
- Думаю, способны, но, к сожалению, память у вас слаба, товарищ Цветков. Даже забыли, как снимали копию с "Инфан­ты" Веласкеса.
- Ай-яй-яй! Проболталась, негодница! То-то я чувствую, вы имеете некий камешек за пазухой. Поделом мне, греховоднику. - Тон у Цветкова шутливо-благодушный, и никаких признаков смущения в лице.
- Чем объясняется, что наиболее ценную картину из восьми, заказанных мифическим трестом, взялись писать вы сами?
- Разве суть в картине! Суть в девушке. Вы же ее видели - синеглазую глупышку. Ах, студенточка, студенточка! Эта расцве­тающая юность, застенчивость... Надеюсь, поймете меня как мужчина мужчину.
Масленый взор Цветкова смущает молодого следователя, и один из "козырных" моментов допроса пропадает зря. Вместо того чтобы подчеркнуть и зафиксировать, что "греховодник" уличен во лжи, Зыков перескакивает к следующему пункту:
- Говорят, вы участвовали в передаче копий заказчику.
- Я?! - вздрагивает Цветков. - Это кто же говорит?
- Вахтерша училища.
- Глуха, бестолкова и вечно порет чушь.
- Вахтерша видела, как вы разговаривали с шофером, который выносил картины. И потом вместе с ним уехали.
- Вранье. Я слышал, шофера присылали под вечер, так что и его-то мало кто видел. А тетка Настасья сумела углядеть меня. Так-таки прямо и заявляет, что видела?
- Нет, - неохотно признается Зыков, - нетвердо. Говорит, "кажется".
Цветков облегченно смеется.
- Если б это было твердо, а не "кажется", я бы здесь у вас давно сидел. И не в качестве свидетеля.
- Еще ничего не потеряно, товарищ Цветков, можно наверс­тать. Чем вы объясните, что во время руководства практикой не жили в гостинице, хотя для вас бронировалось место?
- Если б такой вопрос задала жена, пришлось бы врать и выкручиваться. Вам отвечу честно - предпочитаю ночевать не один.
- У кого вы останавливались? Кстати, и в прежние приезды, до практики - тоже?
- Не отвечу, так как замешана женщина.
- Ваши отношения с женщинами следствие не интересуют, товарищ Цветков. Вы жили на квартире рабочего той самой котельной, где были сложены картины после кражи!
- Вас совсем не интересуют женщины? - нагло изумляется Цветков. - От души сочувствую.
- Оставьте, пожалуйста, подобный тон, - внутренне кипятит­ся Зыков. - Что общего у художника с пропойцей-кочегаром, ранее судимым за разбой? Посчитать это за простое совпадение весьма трудно.
- Разумеется, между нами ничего общего. Но его сестра... Да, я художник, и, что касается женских прелестей... в противополож­ность вам, дорогой товарищ следователь, я не в силах себе отка­зать. Вообразите - этакая кустодиевская красота, огненный темперамент, линии тела, как у...
- Товарищ Цветков, я жду ответа на конкретные вопросы!
Но Цветков отлично нащупал "слабинку" Зыкова: тебя коро­бят фривольные темы? Ну, держись!
- Нет, позвольте уж договорить, вы же допытывались! Я писал Марусю. Естественно, обнаженную. Модель, от которой у самого Рубенса потекли бы слюнки! В косом солнечном свете, когда все так выпукло и рельефно, когда округлости и изгибы трепещут... Не понимаю, право, что вас вгоняет в краску, мы же взрослые люди... Словом, Маруся великолепна. В любое время дня и осо­бенно ночи. А кто ее брат - кочегар, самовар, хоть сивый мерин - мне безразлично!
- Я запишу ваши показания, - пасует Зыков. - Все существен­ное будет проверено.

X X X

У себя в кабинете Томин разговаривает по внутреннему теле­фону:
- Что?.. Пусть позвонит мне ночью в гостиницу. Он смотрит на часы и включает электрический чайник. Звонит другой аппарат - междугородный вызов.
- Да... Олег? Привет. Слушаю... Ясно. Ясно... Как и следовало ожидать... Но Цветков был в городе в день кражи?.. Постарайся, братец, постарайся. Кстати, следи, не появится ли он снова. И еще один вопрос: сестра кочегара, ее отношения с Цветковым.
Входит всегдашний помощник Томина - Аркадий.
- Саша, тобой интересовались в гостинице.
- Да ну?!
- Сегодня у дежурной справлялись. А у коридорного на этаже выясняли, живет ли рядом "юридический чин".
- Значит, сработал боборыкинский четверг. У кого-то там, стало быть, рыло в пуху! Передай спасибо Петру Сергеичу.
Томин отыскивает в записной книжке номер и звонит по городскому телефону.
- Добрый день, Сергей Рудольфыч. Извините, как всегда спеш­ка, а вы сегодня работаете... По поводу книги вестей нет?.. Та-ак. И давно?.. У-у, отпадает. Я ищу ту, что появилась недавно... Да, у Боборыкиных есть, слышал. А у них когда?.. Вот и я не знаю. Скажите еще, Сергей Рудольфыч, вы видели две вещи Фаберже, их происхождение известно?.. А пресс-папье?.. Через старшего?.. Ах, через Альберта. Это любопытно, может пригодиться. Спаси­бо вам и всего хорошего, отдыхайте.
Томин оборачивается на голос Кибрит. Та вводит приземисто­го мужчину лет шестидесяти.
- Профессор Балиев. Крупнейший специалист по драгоцен­ным металлам и по истории ювелирного дела.
Томин и Балиев знакомятся, обмениваются первыми общими фразами. Кибрит, заслышав свист чайника, достает кофе, откры­вает шкаф и восхищенно ахает:
- Откуда у тебя такая посуда?
- Это, Зинаида, не посуда. Это поповский фарфор. Я его выиграл в бильярд при исполнении.
- Шу-урик!
- Не было выхода.
Томин юмористически рассказывает о ситуации, в которую попал. Он обязан был выиграть - иначе плати деньги. А где взять инспектору три тысячи?
Гости смеются.
- Я просто не умею так играть, как я эту партию сыграл!.. Подал начальству рапорт - не знаю, что с этим выигрышем решат. Пока попользуемся.
Кибрит с удовольствием расставляет красивые чашки и завари­вает кофе.
- Геннадий Осипович, я в пожарном порядке должен быть подкован по теме "Фаберже".
- Биографические данные? Творческий портрет?
- Нет, общие сведения.
- Карл Фаберже держал мастерскую в Петербурге - примерно с середины прошлого века, позже - в Одессе и Москве: Кузнец­кий мост, 4. Фаберже был главой фирмы и, так сказать, ее художес­твенным руководителем. Материалы использовались самые раз­нообразные: металлы, эмали, дерево, камни - от драгоценных до поделочных Ассортимент изделий перечислять бессмысленно, потому что Фаберже был мастером единичной вещи - двух оди­наковых предметов из его мастерских не выходило.
- Одинаковых не было? - настораживается Томин.
- Нет. За исключением наградных портсигаров, которые дела­лись по правительственным заказам в годы первой мировой войны. Некоторое время существовали филиалы фирмы в Пари­же и Лондоне. Отсюда лондонское издание книги Сноумена "Искусство Фаберже", отсюда и нынешняя мода на него - пере­кинулась к нам из-за границы. Впрочем, он вполне заслуживает своей славы... Что-нибудь почерпнули?
- Почерпнул. Стало быть, портсигары делались стандартн­ыми?
- По двум образцам, - офицерские и солдатские.
- А книгу Сноумена вы видели?
- Да, это богато иллюстрированный искусствоведческий и биографический очерк. В ведущих библиотеках она есть.
- А у частных лиц?
- Возможно.
- Так. Какова цена на изделия фирмы в сравнении с другими из того же примерно материала?
- Даже сравнивать трудно, цены астрономические. Еще вопро­сы?
- Пока все, профессор.
- Если набегут, Зинаида Яновна даст мой телефон. - Он встает. - Спасибо за кофе. Между нами: сервиз не поповский. Был такой промысел - подделка русского фарфора.
- Подделка?
- Прошу прощения, если огорчил.
- Ничуть. Напротив... Мне "зашла в голову мысль"... Еще одну секунду - как определяется принадлежность вещи Фаберже?
- Для профессионального глаза - это прежде всего безупреч­ность, почти фантастическая безупречность изделия со всех то­чек зрения. Рассказывают, что старик Фаберже обходил по утрам мастерскую с молоточком и, если замечал малейший изъян, вдре­безги разбивал вещь. На любой стадии работы. Ну, а вообще принадлежность определяется по клейму. Оно встречается в различных вариантах: "Фаберже", "К. Фаберже", просто инициа­лы "К.Ф.". Для вещей на вывоз употреблялся при этом латинский шрифт. Но тут уже начинаются тонкости для гурманов. И, наконец, доказательством подлинности являются фирменные коро­бочки.
- То бишь упаковка? Неужели они сохранились?
- В хороших руках сохранились. Ну, мне пора.
Он прощается, уходит. Томин в задумчивости вертит чашку.
- Значит, мне всучили лимпопо... Большое спасибо за профес­сора, Зинуля.
- А почему "лимпопо"?
- Погоди, не сбей смысли... - Томин набирает номер. - Алло, Сергей Рудольфыч?.. Снова я, что приобретает уже хронический характер. Два слова: те вещи, о которых мы говорили, - они были в коробочках?.. А пресс-папье - нет?.. Все. Еще раз до свидания.
Кладет трубку, подпирает щеку кулаком.
- Как мне быть, да как мне быть... В бильярд Фаберже не выиграешь, купить не могу, время жмет... Зинуля, кипяток остал­ся? Налей-ка еще. Что воды в рот набрала?
- Сам же велел молчать.
- Слушай, есть безумная идея. Что, если я попрошу задержать­ся попозже вечером и подыграть мне в маленьком спектакле?
- Хорошо попросишь - соглашусь. А в каком?
- По жанру это будет водевиль. Конечно, при условии, что начальство позволит.

X X X

Поздним вечером на Петровке, когда из лифта выходят Томин и Руднева, в пустынных коридорах нет никого, кто бы мог сказать: "Привет, Саша" или "Добрый день, товарищ майор". Спокойно можно чувствовать себя "Сашей с юга".
- Мы люди доверчивые, - говорит он, размашисто жестикули­руя. - Но гордые. Покупаем настоящую вещь - не торгуемся. А хотят обмануть - из-ви-ни-те!
- Правильно, Саша! - воинственно поддерживает Руднева.
- Я за сервиз не обижаюсь, ладно. Но где один раз надули, там и второй раз могут, правильно?
- Еще как!
- Поглядел я на ваш портсигар и загорелся два заказать. Себе и старшему брату. Хоть я человек не бедный, однако это уже сумма!
- Я тоже не нищая, но такие деньги на ветер кидать - пусть другую дуру найдут!
Томин стучит в дверь:
- Кажется, сюда.
Слышен голос Кибрит: "Входите".
Они входят в криминалистическую лабораторию.
- Ты слишком долго ехал, милый. Я уже начала ревновать. - Кибрит окидывает Рудневу "женским" взглядом. - Здравствуй­те. Меня зовут Зина.
Руднева энергично пожимает протянутую руку.
- Альбина.
Томин осматривается: батюшки, сколько тут всяких мудреных приборов! - написано на его лице.
- Значит, здесь ты и работаешь? - восхищается он.
- Присаживайтесь, Альбина. Что стряслось?
- Понимаете, приобрела портсигар Фаберже. Клеймо есть, вроде все на месте... - Она показывает Кибрит портсигар. - Но напало сомнение: вдруг что не так? Саша сказал, вы можете проверить.
- Давайте подумаем... Время обработки металла выяснить несложно. Попрошу девочек - проведут спектральный анализ. Я только возьму соскоб.
- А вещь не попортится?
- Нет, нам требуются буквально пылинки. Но как быть с проверкой клейма? Его ведь надо сравнить с подлинным.
- Зинуля, Фаберже есть в музеях.
- В Эрмитаже, в Историческом и Оружейной палате, - бойко цитирует Руднева.
- Тогда не проблема. Делаем фотографию клейма с вашего портсигара и сличаем с оттисками на музейных вещах.
- Академик! - восклицает Томин. - Лобзаю тебя!
Кибрит едва сдерживает смех.
- Шурик, перестань!
- Альбиночка не осудит.
- Чего там, дело житейское, - снисходительно улыбается Руднева.
- Если опасаетесь за него, - говорит Кибрит Рудневой о портсигаре, - пойдемте, будете присутствовать.
- Н-нет... уж понадеюсь на вас.
Кибрит уходит в смежное помещение.
- Сделает? - спрашивает Руднева, не спуская глаз с затворив­шейся за Кибрит двери; хоть и решила понадеяться, а сердце не на месте.
- Как в аптеке! - заверяет Томин. - Она каждый год отдыхает у нас на юге, в меня - по уши.
- Ну, если фальшивый, я ему устрою! Вселенная у него, видите ли, расширяется! Так сужу - с овчинку покажется!

X X X

- Добрый вечер, Зинаида, - входит Томин в лабораторию. - Вероятно, я вчера выглядел несколько?..
- Искупается результатом, - улыбается Кибрит.
- Да? Чем порадуешь?
- Ну, во-первых, серебро: переплавляли его от силы месяц назад.
- Красиво! "Мадам стройматериалы" получила портсигарчик с пылу с жару!
- Что она предпримет, когда узнает?
- Подождем сообщать, всех распугает... Ну, Зинаида, ты мне сдала очень крупный козырь!
- А про клеймо не желаешь послушать?
- Напиши заключение для следователя. Мне ситуация ясна.
- Не так все просто, как воображаешь. На портсигаре сегод­няшнего изготовления стоит подлинное клеймо фирмы. Одно из старых московских.
Томин присвистывает:
- Ни малейших сомнений?
- Ну посуди, можно имитировать изгиб шерстинки, попавшей в заливку клейма? Или расположение крошечных воздушных пузырьков в букве "Ф"?
- Нда... Прелюбопытное разматывается дело!

X X X

А у полковника Скопина ход расследования вызывает сомне­ние.
- Вы не забыли, что ведете дело о краже картин? - замечает он, слушая доклад Зыкова. - Я слышу только о Фаберже.
- Надеюсь кружным путем прийти все-таки куда нужно. Если по дороге обнаруживаешь еще одно преступление, трудно зак­рыть глаза, товарищ полковник.
- Закрывать не надо, но держите в уме и главную цель.
- Уперся я в Цветкова и застрял. Хотя уверен, что он замешан, тем более что имел неприятности по линии фарцовки.
- Давно?
- Давно. Но контакты с иностранцами могли остаться.
- Томин видел наконец у Боборыкиных пресловутый лондон­ский фолиант? Краденый он или нет?
- Пока не выяснено, товарищ полковник. Томину обещали портсигар. При продаже, он думает, покажут книгу, и тогда он убедится.
- Ну хорошо. Я прервал вас на повести об исторических изыс­каниях. Продолжайте.
- Мы нырнули на шестьдесят лет назад. Удалось восстановить некоторые судьбы и разузнать кое-что про клейма. Одно, напри­мер, похоронено. В буквальном смысле - по желанию мастера было положено с ним в гроб. Еще одно сгинуло: в той семье война всех подобрала, а дом в сорок втором сгорел от зажигательной бомбы. Но повезло: нашли! - Зыков торжественно опускает ладонь на папку с делом.
- Что или кого?
- Дочку мастера, который перед революцией практически возглавлял московское отделение фирмы. Старушка говорит: цело клеймо. Отцова, говорит, память, разве я выкину? Начала искать, все перерыла - нету. Спрашиваем, когда она его послед­ний раз видела. Говорит, давно. Тогда спрашиваем, не интересо­вался ли кто вещами после отца? Кому она их показывала? Раньше, говорит, жил по соседству хороший человек, понимающий, вот он интересовался. А теперь вовсе не с кем стало про старину поговорить. Мы намекаем: не он ли, мол, "того"? Старуш­ка руками машет: "Что вы, редкий был человек". А звали того человека, товарищ полковник, Боборыкин Анатолий Кузьмич!
- Увлекательно. Но что тут служит доказательством? К одной старушке ходил один старичок. У старушки пропала печать. Похоже, старичок стащил. Если действительно он, то он же стянул и картины из музея. Так?
- Но при его широчайших связях, товарищ полковник, при финансовых возможностях он как раз годится в руководители крупной аферы!
- Годится - не значит является. Кто он в прошлом?
- Томин выехал в Ленинград. За прошлым Боборыкина.

X X X

- Моих нет, - предупреждает Муза, впуская в квартиру Кима.
- Вот и хорошо, я к вам, - потирает Ким озябшие руки.
- Ты опять бросил работу?
- Не могу я учителем рисования!
- Ишь! Алик может учителем, а он не может. Чайку вскипя­тить?
- Только демократично, на кухне.
Пока Музы нет, Ким вынимает и ставит на виду небольшую серебряную фигурку.
Возвращаясь, Муза замечает ее еще с порога.
- Что это?!.. - Она поспешно берет фигурку, осматривает и ощупывает - нет ли клейма. - Ох, даже напугал - почудился новый Фаберже!.. Твоя?
- Моя. Купил немного серебряного лома и поработал наконец в свое удовольствие. Как?
- Очень неплохо, Кимушка. С фантазией и со вкусом. С боль­шим чувством материала. Приятно посмотреть.
- И только?
- Чего же тебе еще?
- "Приятно посмотреть"... Если на то пошло, это - выше Фаберже!
- Ну-ну, не заносись в облака, - смеется Муза.
- Да будь тут проклятый штамп - вы бы рыдали от восторга!
- Слушай, не строй из меня дурочку. - Муза достает пепельни­цу-лягушку и ставит рядом с фигуркой Фалеева. - Гляди сам. Сравнивай. Тебе не хватает школы, не хватает стиля, аромата эпохи. - Она оглаживает пальцами обе вещи. - И на ощупь совсем не то. Нашел с кем тягаться!
- Я-то ждал... - медленно, с надрывом говорит Ким. - Я-то вам верил, как оракулу... больше, чем себе! Где ваши глаза, Муза Анатольевна? Чем Фалеев хуже Фаберже?!
- Ну-у, наехало. Кто велит верить мне, как оракулу? В искусст­ве есть один непогрешимый судья - время.
Ким начинает нервно и беспорядочно метаться по комнате.
- Это я слышал, слышал. Естественный отбор - только пос­мертный. Надо, чтобы косточки твои сгнили, тогда человечество спохватится: был на свете большой художник Ким Фалеев. На шута мне посмертная слава, если сегодня я имею кукиш?
- Не нужна - не бери, - уже сердится Муза.
- Нет, возьму! Но возьму, пока живой! Искусствоведы обожа­ют писать: "Умер в нищете и безвестности". Не желаю подыхать в безвестности на радость будущим искусствоведам!
Он хватает фигурку и срывается вон, только грохает входная дверь.

X X X

Вдруг как-то неожиданно в деле наступает перелом. Хотя начи­нается знаменательное утро с события не столь уж впечатляюще­го.
Когда Зыков возил студентов на опознание копий, с ним непре­менно пожелали встретиться члены общественного совета музея - они горели стремлением помочь следствию. Зыков и думать о них забыл, а они дали о себе знать по междугородке. Оказывается, объявили собственный розыск, списались с любителями живопи­си и выяснили, что Плющевскому музею предлагали купить две картины. Копии того Врубеля и Венецианова, что были переве­шены Пчелкиным и уцелели.
- Те, что ворам не пригодились? - уточняет Зыков.
- Ну да. Предлагали письменно из Москвы. От имени Боборы­кина. Прикрылись уважаемой фамилией, понимаете?.. Письмо? Нет, не сохранилось, так как музей отказался, нет средств... За что же спасибо? Это наше кровное!

X X X

Возвратившись в Москву, Томин в форме и с объемистым портфелем выходит из здания Ленинградского вокзала. Идти недалеко: вон уже знакомый шофер из Управления машет рукой от машины. И надо же тому случиться: в это время здесь оказался Цветков. Бесцельно скользнув взглядом по широким вокзаль­ным ступеням, он обомлел: Саша с юга в милицейской фуражке!
Отъезжает машина, увозя Томина, Цветков бросается звонить. У Боборыкиных не берут трубку. Он стоит в будке и слушает длинные гудки, осмысливая размеры катастрофы.
У Боборыкиных некому подойти к телефону: Муза на работе, Альберт - тоже, а старик Боборыкин... сидит в кабинете Зыкова.
- Долгонько мы с вами болтаем о том, о сем, молодой человек, - произносит он неприязненно. - Да, бывают коллекционеры такие, бывают сякие. И художники бывают такие, сякие, пятые и десятые. Ваши вопросы не содержат ни малейшего криминально­го уклона. Между тем меня пригласили в качестве свидетеля. Позволю себе спросить: свидетеля чего? Чем Ван Дейк отличает­ся от Ван Гога?
Раздается телефонный звонок: Томин сообщает о приезде.
- Багажа много? - осведомляется Зыков.
Томин излагает содержание приведенного "багажа".
- Теперь уж никаких сомнений, - говорит, наконец, Зыков, косясь на Боборыкина. - Здешние обстоятельства вам извест­ны?.. Да, как раз занимаюсь, но не уверен. И даже то, что вы привезли... боюсь, это не удастся использовать, так сказать, в сыром виде... Вы хотите его прямо сейчас, параллельно?.. Согла­сен, давайте попробуем.
Положив трубку, Зыков с минуту молчит, затем возвращается к разговору.
- Вся наша беседа - только способ получше к вам присмот­реться. Следователю простительно.
- Не знаю, я не следователь.
- А допустите, что следователь, и прикиньте: какие из ваших поступков, намерений способны меня заинтересовать.
- Я еще не впал в детство, чтобы забавляться подобными играми, молодой человек. Но, зная, что вы уже консультирова­лись с моей дочерью...
- С ней консультировался не я.
- Нет? Впрочем, неважно. Очевидно, речь опять о преслову­той краже картин, которая не имеет ко мне ни малейшего каса­тельства.
- Напрасно вы считаете, что краденые картины не имеют к вам касательства. - Зыков кладет руку на папку с делом. - Фамилия "Боборыкин" здесь фигурирует.
- Моя фамилия?!

X X X

У входа в Планетарий Томин ожидает Альберта. Он успел переодеться. Альберт выходит из Планетария, окруженный тол­пой ребят. Томин отступает и, оставаясь незамеченным, слушает и наблюдает дальнейшую сцену.
- Ну-с, никакого впечатления? - добродушно спрашивает Альберт.
- Не очень, Ал-Ваныч. Выросли мы из этого.
- Знаете, мой дед работал в Пулковской обсерватории. - Лицо Альберта становится задумчивым и строгим. - Иногда меня пускали посмотреть в телескоп. Вот там открывалось живое небо. С ума сойти! "Бездна звезд полна...". Ну, дуйте по домам.
Большинство ребят прощаются и гурьбой уходят, но четверо задерживаются.
- Ал-Ваныч, Воронцова-Вельяминова я прочел, а Фламмариона в библиотеке нет.
- Ладно, дам.
- Можно к вам на дом заехать? Я бы как раз до следующего кружка...
- На дом? Не стоит, Андрюха. Позвони, договоримся.
- Ал-Ваныч, специальный факультет астрономии есть? - спрашивает другой мальчик.
- Нет, только отделение на физмате.
- Туда разве пробьешься!
- А ты дерзай! Если мы себя сдуру не угробим, человеческое завтра - там. - Альберт указывает на небо. - И, может быть, там мы наконец поймем, кто мы и для чего...
- А ваш дед тоже был астроном?
- Нет, Маришка, механик. Что-то там налаживал, смазывал, чистил. Росточком тебе по плечо, словно гномик... Порой, ребята, мне кажется, я выжил в войну лишь потому, что понимал, над блокадным небом есть другое, вечное... Хотите, прочту стишок? Автор - один американец.
"Есть белая звезда, Джанетта.
Если мчаться со скоростью света,
Езды до нее десять лет --
Если мчаться со скоростью света".
Альберта любят мальчишки и девчонки, его ученики. У Аль­берта умные и добрые глаза. Альберт читает стихи!.. Вот так-то, инспектор Томин. Сколько ни живи на свете, а жизнь найдет, чем озадачить!..
"Есть голубая звезда, Джанетта.
Если мчаться со скоростью света,
Езды до нее сто лет --
Если мчаться со скоростью света.
Так к какой же звезде мы поедем с тобой --
К белой или голубой?"
- Объясните идейный смысл, - неожиданно заканчивает Альберт.
- Философская грусть о несбыточном.
- По-моему, наоборот, вера, что человеку в принципе все возможно!
- Рви в астрономию. Астрономии нужны оптимисты. Ну, пока, ребята. Звони, Синельников.
Школьники уходят. Альберт, оставшись один в скверике, заку­ривает, отвернувшись от ветра, а когда поднимает голову, - перед ним Томин.
- Ты откуда? - вскидывается Альберт.
- Вас поджидал.
- Да кто тебя сюда звал?!
- Служба.
У Альберта спадает с глаз пелена. Где Саша с юга, урюк, толстый кошель?
- Ха... - говорит он, даже не глядя на предъявленное Томиным удостоверение. - По мою душу из созвездия Гончих Псов?
- Я рассчитывал встретить только зятя Боборыкина и потол­ковать с ним... в закрытом помещении. Но теперь думаю - не лучше ли остаться на свежем воздухе и кое-что откровенно вам рассказать?

X X X

В кабинете Зыкова атмосфера накаляется.
- Связи с Плющевским музеем? - резко переспрашивает старик Боборыкин. - Впервые слышу.
- Почему же вы направили туда письмо с предложением купить эти две копии?
- Ничего подобного я не предлагал!
- Но сами копии у вас есть? Или были?
- Молодой человек, любой, кто меня знает, скажет вам: Бобо­рыкин не то что на стену не повесит, но в дом не внесет студенчес­кую мазню!
- Хорошо, допустим. В Плющевский музей обращались не вы лично. А кто-нибудь из членов семьи?
- Исключено!
- А мне кажется, что, напротив, очень похоже. Рассудите логически: музей мог согласиться. И кому он тогда выплатил бы деньги? Продавцу картин, не так ли? А продавцом числится Боборыкин.
- Что значит "числится"? Такие сделки оформляются офици­ально.
- Вот именно, товарищ Боборыкин, вот именно! Это я и подразумеваю. Делая предложение от вашего имени, некто твер­до рассчитывал на ваше участие.
- С тем же успехом, молодой человек, некто мог рассчитывать на фальшивую доверенность. Или еще на что-нибудь. Вам лучше известны ухватки жуликов.
- Так вы говорите, никаких связей с Плющевским музеем не было? Вынужден уличить вас во лжи. Вот справка, что в свое время музей приобрел у вас картину Перова.

X X X

Муза в расстроенных чувствах. Нетерпеливо переступая с ноги на ногу, она разговаривает по телефону.
- Ну говори, Ким, говори скорее... Простить?.. Ладно, прощаю, не первый раз... А за что за другое? В каком смысле за будущее?.. Что?.. Куда ты уходишь?.. Ничего не разберу. По-моему, ты под градусом... Хорошо-хорошо, я постараюсь тебя понять. Протрез­вишься, тогда звони... Да не до тебя мне сейчас!
Муза спешит в спальню, где лежит на кровати одетый Альберт.
- Алик, что случилось? Что ты лежишь-молчишь, сердце надрывается смотреть... Ну Алик, ну родненький, что с тобой?!
- Я слушаю голоса давно умерших.
Муза хватается за спинку кровати.
- Что?.. - И, не дождавшись продолжения, робко спрашивает: - Алик, а покушать ты не хочешь?
Хлопает входная дверь. Муза выбегает в прихожую. Разгневан­ный Боборыкин швыряет ей на руки пальто.
- Папа, где ты был? Я вся переволновалась. Ни записки, ничего...
- Твой благоверный идиот дома?
- Ну вот - один пришел не в себе и второй туда же. В чем дело?
- Зови этого негодяя.
- Не позову, он лежит. Даже есть не хочет. Чем он тебе не угодил?
- "Не угодил"? Да ты знаешь, что он сделал? Осрамил, опозо­рил, замарал мое имя!
- Успокойся, папа, успокойся, на тебя не похоже так волно­ваться. Сядь хотя бы.
- Я три часа сидел, ноги свело. Три часа мне задавали оскорби­тельные вопросы. И все из-за этого негодяя! В мои годы!
- Но где?
- На Петровке, Муза, деточка, на Петровке тридцать восемь. Явился вежливый молодой человек, попросил дать небольшую консультацию, внизу ждала машина. А консультация обернулась допросом...
От пережитого старик запоздало всхлипывает. Муза бросается к нему, целует руки.
- Бедный папочка!.. Да как они посмели!..
Боборыкин, увидя Альберта в дверях, вновь распаляется гне­вом:
- Этот человек... этот проходимец... этот твой Алик... Недаром я предостерегал тебя еще двадцать лет назад!.. Муза, он замешан в краже! В той самой, где "Инфанта" Веласкеса. Он связан с воровской шайкой!
- Папа, опомнись... - отшатывается Муза. - Алик, почему ты молчишь?
- Он молчит, потому что нечем оправдываться. Тебе нечем оправдаться, ворюга! Я видел в кладовке эти копии Врубеля и Венецианова, которые ты потом сватал в Плющевский музей. Мне теперь все понятно задним числом. Все твои шушуканья с Цветковым и пачки денег. Наскучило работать у тестя на процен­тах, да? В моем доме, в моем доме жулик и аферист! Фамилию Боборыкина станут трепать на перекрестках! Видеть тебя не могу... перед лицом этих вечных творений, - трагическим жестом он обводит увешанные картинами стены.
- Алик?.. - шепчет потрясенная Муза. - Неужели... Алик!!
- Хватит! - обрезает Альберт. - Теперь я поговорю. Такой у нас будет вечер монологов. Перед лицом этих вечных творений. Да, я жулик и циник. Я веселый аферист. Я задумал артистичес­кую операцию по изъятию картин, стоимость которых выражает­ся шестизначным числом. И совесть не гложет меня при мысли о многих "жертвах искусства". Но я надувал сытых. Сытых, жирных и благополучных. А ты, стервятник? Вспомни, кого грабил ты, вымогатель у одра умирающих! Полковник Островой завещал тебе четыре полотна. Четыре! Где ты взял остальное? За полста­кана крупы, за шесть кусков сахару... или просто так, у кого не хватало сил сопротивляться? Ммм... - мычит Альберт как от свирепой боли. - Он был, видите ли, самоотверженным хирургом. Да ты был завхозом в госпитале, подлюга! Ты помнишь Романовского? Профессора Романовского, а?
- Если ты немедленно не прекратишь... - начинает Боборыкин, выкатывая глаза, но не находит, чем пригрозить.
Муза в ужасе держится за голову.
- Папа, о чем он?
- Вероятно, о том, что, несмотря на дистрофию и ужасы блокады, деточка, я имел мужество...
Но Альберт не дает ему свернуть на накатанную дорожку:
- Заткнись, мародер! Не было у тебя дистрофии. До госпиталя ты заведовал базой райпищеторга. Она сгорела, но твой домик уцелел, и подвал, и не знаю, что в подвале, - только дистрофии у тебя не было! Ты шастал с мешком по заветным адресам. А Питер горел. Бомбежку девятнадцатого сентября я до сих пор вижу во сне... как я тушил зажигалки... вот такой мальчонка. А ты? Ты небось радовался, что фрицы сделали тебе светло?!
Муза ощупью находит стул и садится. Никогда не видела она Альберта таким исступленным.
- Дистрофия была у нас с дедом, когда мы едва дотащили мать до ближайшего фонарного столба. Так хоронили, помнишь? Полагалось класть ногами к тропке... Это не ты - я "бадаевскую землю" сосал! - Альберт оборачивается к Музе. - Не слышала? Осенью сорок первого сгорели продовольственные склады. Горе­ло масло, горел сахар и тек в землю. Ее потом сообразили копать... Не было у тебя дистрофии, стервятник! Когда ты пришел к Романовскому, тот едва дышал. Ты сунул Тициана в мешок и ничего не дал, ни крошки!
- Где ты подобрал столь гнусные измышления? - Боборыкин пытается изобразить негодование.
- Нашлось кому рассказать... Дочь Романовского еще застала его в живых в тот день. Он успел прошептать.
- Откуда ты это приволок?
- Из надежного источника.
Боборыкина трясет от злости, но по реакции Музы он чувству­ет, что моральный перевес не на его стороне, и сбавляет тон:
- Послушай, Альберт, твои обвинения глубоко несправедли­вы. Кто-то прошептал в предсмертном бреду! По-твоему, я чуть ли не украл Тициана, в то время как я его спас. Дом через неделю был разрушен снарядом, я видел развалины. И дочь Романовского еще предъявляет претензии? А что она сделала для сохранения бесценного полотна? Ничего! Это я прошел полгорода, нес картину под обстрелом, собой заслонял. И это сейчас она бесценная, а тогда, в Ленинграде, не стоила ломаного гроша. Никакая картина ничего не стоила. Я из своего пайка отдавал людям самое дорогое: пищу, а значит, жизнь. Я все получал на основании добровольного обмена, и мне еще были благодарны. А то, что на чаше весов в те дни равно весили Тициан и горстка крупы, - извини, войну устроил не я. И пусть дочка Романовского, которая наговорила тебе ужасов, катится со свои­ми претензиями куда подальше!
- Мне не дочка наговорила. Инспектор МУРа. Он разыскал в Ленинграде Полунова. Улавливаешь? - злорадно спрашивает Альберт.
Пауза. Боборыкину уже не до того, чтобы сохранять лицо. Он оценивает ситуацию чисто практически - и приободряется.
- Не напугал. Пусть твой инспектор вместе с Полуновым тоже катятся подальше. Пусть он попробует со своими сказками заб­рать у меня хоть один холст! Срок давности, Альбертик, до того истек, что весь вытек. Думай лучше о себе.
- Ай нет! Коли дойдет до суда, я тебя утоплю по уши. На то есть "золотой период" Фаберже. Забыл, тестюшка? А за него полага­ется с конфискацией.
- Надеюсь, хоть это мы не будем обсуждать при Музе? - пробует Боборыкин остановить Альберта.
- Решил пощадить ее чувства? Не поздно ли? - Альберта сейчас остановить нельзя. - Сожалею, Муза, еще одно разочаро­вание. В нашем семейном бюджете была хорошенькая доходная статья - "взлет Фаберже". Лил его Ким, сбывал я, а папочка ставил клеймо. Всегда собственноручно. Он запасливый, папоч­ка, чего только не нахапал, по жизни шагая. За что ему и причи­талось шестьдесят процентов барыша, мне - двадцать пять, а Киму, соответственно, - пятнадцать.
Кажется, сказано все. Но следует еще один удар, и наносит его Муза:
- Самое смешное, - говорит она медленно, - что Ким, кажет­ся, пошел с повинной. Я теперь поняла, про что он говорил.
- Ай да Ким! - восклицает Альберт, почти с восхищением.

X X X

Ким исповедуется Скопину:
- И вот она ставит рядом двух моих Фаберже: одного с клей­мом, другого без клейма - и начинает наглядно объяснять, чем клейменный лучше неклейменного! Конечно, дело не в Музе. Но когда понимаешь, что ты не ниже, если не выше старого мастера, а им тебе тычут в нос... считают недостижимым идеалом... Поче­му, скажите мне, Фалеев должен преумножать славу Фаберже? Почему Фалеевым - Фаберже восторгаются, а Фалеева как тако­вого снисходительно похваливают - и только? Разве лет через пятьдесят не может взорваться мода на Кима Фалеева? Да что через пятьдесят - завтра, сегодня же, если б только до всех этих рутинеров дошло... Но нет, даже Муза не принимает меня всерь­ез!.. нужен "автограф" Фаберже, чтобы она увидела. Понимаете?
- Коротко говоря, взбунтовался талант, униженный необходи­мостью прикрываться чужим именем. Так?
- Так. Это проклятое клеймо отняло у меня вещи, в которые я вложил душу. Поди теперь доказывай, что их сделал я. Потому пришел к вам.
- Рад. Но впервые сталкиваюсь с подобным способом самоут­верждения.
- Способ верный, - продолжает Ким. - Будут собраны произ­ведения, которые называют вершиной Фаберже, и суд официаль­но установит мое авторское право на них. Ладно, сколько-то я отсижу. Зато вернусь пусть скандально, но прочно известным художником!
- Вы знаете, кому были проданы ваши произведения?
- Здесь все перечислено, - Ким кладет на стол листок.
- А как давно началось сотрудничество с Боборыкиными?
- Месяцев пять назад. Пошло с портсигаров, потом почувство­вал, что способен на большее...
- Примерно тогда у них и появилась книга "Искусство Фабер­же"?
- Не скажу, не уверен.
- Но вы ею пользовались?
- Естественно.
- Не заметили случайно какой-нибудь отметинки? Библио­течная печать или надпись, повреждение?
- Как будто нет. Ее берегут.
- Ну что ж. Следователь запишет ваши показания, а там решим.
Ким по-детски приоткрывает рот.
- Разве меня... разве не задержат?
- Полагаю, пока это не обязательно.

X X X

У Боборыкиных продолжается объяснение, но теперь обличать взялась Муза:
- Интересно, что за всеми криками никто не подумал обо мне. Ни ты, ни ты. Очень интересно. Что вам до Музы - пускай себе пляшет, как хочет, правильно? Главное - доказать, что один другого хуже. Оба вы хуже, оба! Я тебя превозносила до небес, папа, я на тебя молилась! А ты? - Она оборачивается к Альберту. - А ты? Ну зачем тебе понадобились эти картины? Зачем?!
- Скука заела.
- О-ох... славно развлекся. Что же вы со мной сотворили, мужичье вы окаянное! Всю душу разорили, все рушится, семья рушится...
- Боюсь, Муза, семьи не было. Я рос в казенном приюте, но я помню, что такое семья. Дом, хозяйство, уют. И - дети. Дети, Муза. Дети!
- Я не виновата, что их нет! - вскрикивает Муза.
- Не верю и никогда не верил. Чтоб ты - да пеленки стирала? Кашку варила? Нет. Тебя устраивало, что никто не шумит, не бегает, не мешает папочке, не бьет хрусталь. Какая там семья! Антикварная лавка Боборыкин и К°. Здесь не моют полы, не белят потолок, не открывают окна. Краски могут отсыреть, пере­сохнуть, простудиться... Пропади они пропадом!
Муза сникает. Обычные высокие слова об искусстве, которыми она отбивала подобные упреки, больше не имеют силы в доме Боборыкина.
- Папа... что же будет?
- При любых условиях твое положение гораздо легче, Муза. Ты останешься в стороне.
- А с чем я останусь в стороне? Если суд?.. Отца потеряю, мужа потеряю, репутации лишусь. Чего легче! Конфискуют имущество. Пожалуй, и с работы погонят. А я еще и в долги влезла, купила вашего фальшивого Фаберже!
- Тебя честно предупреждали.
- Куда честней! Ох, батюшки! - уже совсем попросту, по-бабьи бранится и причитает Муза. - Вас заберут, так я даже не знаю, где что лежит. У каждого подлеца своя заначка! Вы обо мне не думаете, а вам еще Муза ой как понадобится! Адвокатов запроси­те, передач запросите. С девицами он по ресторанам бегал! - наскакивает она на Альберта. - На казенных харчах девиц забу­дешь, жену вспомнишь... Ну за что, за что мне это? Я же ничего не знала! Ни в чем не участвовала!
- Не скромничай, душечка. Ты помогала процветанию фирмы. И, конечно, чувствовала, что в доме нечисто.
- Но не до такой же степени! Не до такой же!..

X X X

Опустошенный, безучастный лежит Альберт на диване и смот­рит в потолок. А отец с дочерью трезво и уже почти дружно обсуждают положение.
- Опасность надо оценивать без паники, - успокаивает себя и Музу Боборыкин. - Судя по вопросам следователя, твердых улик пока нет, только зацепка про Плющевский музей. О том же свидетельствует приватный разговор инспектора с Альбертом. Это ход, рассчитанный на психологический эффект. Когда чело­века есть основания брать, его берут без выкрутасов. - Он погля­дывает на Альберта, надеясь втянуть его в беседу.
- Но Ким, папа, Ким!
- А верно ли ты истолковала? При всей его эксцентричности столь парадоксальный и смелый шаг... Он ведь говорил бессвязно, а ты слушала невнимательно?
- Вовсе не слушала, решила, пьяный.
- Между прочим, наиболее естественный вариант.
- Ох, если бы действительно... Если бы это миновало, и больше никогда, никогда!.. Папа! Алик!.. Алик, я согласна простить, забыть. Сейчас неподходящий момент сводить счеты. Помиритесь и подумайте в две головы, что делать.
- Муза права, Альберт. Пора внять голосу разума. Со своей стороны я готов... я готов первый...
Он приближается к Альберту и протягивает руку. Альберт закрывает глаза.
- Ну Алик!
Оба стоят над ним в ожидании.
- Альберт, конечно, внял бы голосу разума. Но, оказывается, жив еще блокадный мальчишка Алька с Литейного. Сегодня они во мне сцепились, и Алька взял верх. - Он поднимается и отходит в дальний конец комнаты. - А с точки зрения того Альки, ты - гад, каких надо душить! Мертвые между нами.
- Алик, - всхлипывает Муза, - я понимаю... но могилы уже мохом поросли... Лично тебе папа ничего не причинил плохого.
- Есть могилы, которые мохом не порастают, - глухо произно­сит Альберт. - А лично мне... кто знает. Я пришел сюда когда-то шустрый, голодный и нахальный. Но я был человек и жил радос­тно, вспомни... До сих пор я шустрый и голодный, но радость я здесь потерял. Я больше не радуюсь. Веселюсь. Изо всех сил веселюсь, иначе в этом доме сбесишься!
- Алик, умоляю, все же гибнет!
Муза плачет навзрыд, и с проблеском теплоты Альберт кладет руку на ее плечо.
- Пойми, Муза... видно, человеку не уйти от того, что в нем есть человеческого. Душа гаснет и твердеет, сжимается - сжимается до зернышка, и это зернышко - Алька с Литейного... У каждого есть предел. Ким дошел до своего предела и взорвался. Твой папаша, какой бы он ни был, не задушит тебя даже ради Рафаэля. Вот так же я не могу задушить Альку. Это предел сжатия... Я почти с надеждой жду, когда раздастся звонок в дверь. "Кто?" - "Милиция"... Сыщик рассчитал свой ход правильно. Пусть прихо­дят, пусть забирают.

X X X

Провинциальный город. Провинциальный домик. Вечер. Зас­неженный палисадник. Луна. В тени крыльца постукивает ногой об ногу, дрогнет Цветков. Завидя приближающегося кочегара, обрадованно выступает навстречу.
- Здравствуй.
- Здорово, - удивляется кочегар.
- Я стучал-стучал... Маруси, видно, нет?
- Что это вы надумали?
- Соскучился, - фальшиво улыбается Цветков.
- Горим, что ли? - в лоб спрашивает кочегар.
- Надеюсь, пронесет. Но лучше пока тихо пожить у верного друга.
- Скрываться приехал. Значит, напортачил чего-то, - налива­ется злобой "верный друг". - Эх, с вами связываться!.. Не лезь в дом, не пущу. А если хоть что про нас сбрехнешь, пожалеешь люто! Не доходит?.. Сейчас дойдет.
Он крепко, с замахом бьет Цветкова в челюсть, тот отлетает в сугроб, наметенный у крыльца.


2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского

Ольга Лаврова, Александр Лавров. Подпасок с огурцом